Андрей Лазуткин: «Новые технологии по обращению с отходами должны стать выгодными»

Андрей Лазуткин: «Мы можем перерабатывать половину всех отходов»

Глава мусороперерабатывающей компании рассказал о том, как наладить переработку ТКО

Компания «Эколайн» планирует построить полуавтоматический мусоросортировочный комплекс в Ставропольском районе.

Чем примечателен этот проект? Как сократить захоронение отходов и поможет ли этому строительство мусоросжигательных заводов? На эти и другие вопросы газеты «Самарское обозрение» отвечает директор компании «Эколайн» Андрей Лазуткин.

 

— Вы планируете строительство мусороперерабатывающего предприятия в Ставропольском районе. Чем этот проект будет отличаться от других похожих проектов?

— Я не могу комментировать ход реализации, технологические решения других подобных проектов по обращению с отходами в нашем регионе. Для того чтобы выносить такие заключения, существует государственная экологическая экспертиза, главгосэкспертиза.

На своем — профессиональном - уровне мы регулярно встречаемся с коллегами со всей страны на различных мероприятиях, выставках, форумах, являемся постоянными участниками межрегионального круглого стола по обращению с отходами и экотехнопаркам России, обмениваемся опытом и мнениями. Наш бизнес достаточно специфичен и имеет узкий круг постоянных участников, поэтому обмен опытом и знаниями происходит регулярно, иначе можно безнадежно отстать. О нашем проекте могу сказать только одно — приложим все усилия, чтобы он был лучшим в Самарской области, да и в Поволжье. Наша компания имеет многолетний опыт работы в сфере обращения с отходами и строительства подобных объектов. Проектировщиком будущего комплекса размещения и обезвреживания отходов является Самарский государственный технический университет, точнее, его Научно-аналитический центр промышленной экологии, имеющий огромный опыт в проектировании подобных объектов.

Действующему полигону «Тимофеевский» за 15 лет его существования контрольные органы не предъявили ни одного серьезного замечания, и он всегда считался образцово-показательным в Самарской области. Мусоросортировочная станция, которая находится на этом полигоне, по итогам прошлого года имеет самый высокий процент отбора фракций ТКО для вторичного использования во всей Самарской области.

Новый экотехнопарк спроектирован с учетом всех норм безопасности, с учетом всех современных доступных технологий и решений. Участок для будущего строительства расположен достаточно далеко от ближайшего жилья.

Экотехнопарк будет оснащен полуавтоматическим мусоросортировочным комплексом отечественного производства. Системы специальных датчиков будут распознавать и отсортировывать различные виды отходов, пригодные для переработки. Такая система позволит увеличить отбор фракций ТКО для вторичного использования до 35-40% с нынешних 8-10%. В проекте предусмотрен участок компостирования органики и отсева от сортировки. Некоторые проектные решения позволят увеличить процент отбора вторсырья до 50% от всей массы отходов.

— Кстати, президент Владимир Путин говорил о том, что долю отходов, которую можно пустить во вторичный оборот, нужно довести до 50% от всей массы ТКО. Вы считаете, это реально?

— Конечно, реально. Но для этого необходимо выполнить некоторые условия. В частности, внедрить новые технологии переработки отходов, такие как производство RDF-топлива, которое используется в некоторых отраслях промышленности, например при производстве цемента.

Как я уже сказал, в проекте нашего нового экотехнопарка предусмотрен участок компостирования отходов. В Подмосковье подобные технологии уже работают. Там перерабатывают отходы с овощных баз, с рынков и получается замечательное, чистое удобрение. Делают торфяные стаканчики, наполняют их этим компостом, сажают рассаду и все это продают.

К сожалению, есть проблемы со сбытом всей этой продукции. В частности, к работе с RDF-топливом не готова наша промышленность. И здесь, конечно, без содействия со стороны местных и региональных органов власти нам цели не достичь. Ведь пустить практически половину всех ТКО во вторичный оборот — это уровень обращения с отходами развитых европейских стран. А там, как известно, власть уделяет очень большое внимание этой проблеме. Необходимы и административный ресурс, и налоговые льготы для предприятий, которые занимаются такого рода деятельностью.

Кстати, федеральные власти уже занимаются этим вопросом. Есть законопроект по предоставлению налоговых льгот предприятиям, которые начнут внедрять технологии по работе с RDF-топливом.

— Ваш проект строительства нового экотехнопарка критикуют местные экоактивисты…

— Это не критика, а домыслы нескольких местных жителей, а также блогеров из Самары и Тольятти. Претензии, которые предъявляют нашему проекту, абсолютно ни на чем не основаны. Мы уже неоднократно заявляли и подтверждали документально, результатами экспертиз, что экотехнопарк абсолютно безопасен для окружающей среды. Он будет изолирован как от грунтовых, так и от поверхностных вод.

Объект будет находиться в 6,5 километра от окраины села Мусорка. На некоторых фермах запах такой, что дышать невозможно, и расположены они гораздо ближе к населенным пунктам. Но никаких неудобств эти фермы жителям поселений не доставляют.

— И все же жители этого села с недоверием относятся к вашему проекту…

— Это недоверие возникло из-за некоторых недобросовестных предпринимателей, которые работали по принципу «после нас хоть потоп», пренебрегали нормами безопасности на подобных объектах. Мы же вкладываем в проект собственные средства, и, учитывая, под каким пристальным вниманием общественности находимся уже сейчас, любое нарушение при строительстве или эксплуатации объекта может стать причиной потери инвестиции. Поэтому мы сделаем все, чтобы этого не допустить. Кроме того, повторюсь, наша компания имеет уже более 15 лет опыта работы без серьезных претензий, и по-другому мы работать не умеем.

— Что будет отбираться для вторичного использования?

— На сегодняшний день 182 вида отходов запрещено к захоронению: они должны отбираться и идти на переработку для вторичного использования. Причем перечень видов ТКО, которые подлежат отбору и переработке для вторичного использования, пополняется каждый год. Постоянно появляются новые технологии, позволяющие переработать все новые виды сырья. Отбор и переработку черных и цветных металлов, стеклотары, макулатуры наладили еще в СССР. В нулевые годы к этому добавилась ПЭТ-бутылка. Сейчас доля отбора увеличивается за счет различных видов пластика.

— После отбора вторсырья будет оставаться часть неперерабатываемых отходов, так называемых хвостов. Куда вы будете их направлять?

— На специальные карты для хранения неперерабатываемых отходов. Основание этих сооружений представляет собой слоеный пирог из геомембраны, дренажного и выравнивающего слоев.

Продумываем технологию брикетирования неперерабатываемых отходов. Ведь сейчас их переработать нельзя, а завтра это будет уже сырье. Как я уже сказал, каждый год возникают новые технологии переработки отходов для их вторичного использования. Поэтому отходы сейчас нужно сохранить правильно, чтобы в будущем их можно было переработать. К тому же если мы будем их брикетировать, то любой запах от них будет исключен, что даст еще большую защиту для окружающей среды.

— Расскажите о том, что собой представляет полигон «Тимофеевский»? Как начинался этот проект?

— Полигон «Эколайн» введен в эксплуатацию в 2006 году.  Занималась этим проектом команда молодых предпринимателей, которые в основном не были связаны с экологическим бизнесом. Я тоже до того момента не имел к этой теме никакого отношения, работал в сфере торговли. Но когда мне предложили заняться этим, согласился. В то время проблема несанкционированных свалок стояла гораздо острее, чем сейчас, и хотелось сделать что-то действительно нужное для города, построить современный полигон, отвечающий всем экологическим требованиям.

После окончания эксплуатации и запуска нового экотехнопарка «Тимофеевский» будет рекультивирован. Останется лишь мусоросортировочная станция, но и полигон мы не бросим так, как это случилось с другими полигонами под Тольятти, где сейчас работают «черные копатели». За рекультивированной площадкой будет организовано наблюдение, как это и положено по закону.

— Почему до 2019 года почти никто в Самарской области из компаний, занятых в сфере обращения с отходами, не занимался их сортировкой?

— Может быть, не в таких объемах и не так системно, как наша компания, но занимались. Одно дело — отбирать вторсырье по каким-то серым схемам, не вкладывая в этот процесс ничего и пуская средства на личное обогащение, и совсем другое — организовать легальный бизнес, нанять работников, провести электричество на свои средства, закупить оборудование, платить все налоги… Не зря же, когда началась «мусорная» реформа и к полигонам стали предъявлять повышенные требования: их надо было оборудовать весовыми, провести интернет, то для многих наших коллег это стало серьезным испытанием. Мы же уже к началу реформы имели все это на своем полигоне. И многое, что сейчас называют современным экотехнопарком, уже организовано на «Тимофеевском». Напомню, что наша мусоросортировочная станция работает уже 10 лет.

— Один самарский предприниматель рассказывал, что несколько лет назад он купил мусоросортировочную станцию, но почти сразу ее законсервировал, потому что заниматься сортировкой отходов оказалось невыгодно…

— Если бы это приносило убытки, то этим бизнесом никто бы не занимался. Почему у нас получилось, а у этого предпринимателя — нет? Сложно это объяснить в двух словах.

Мусоропереработка — не такой простой процесс. Надо найти потребителей сырья, наладить логистику, подобрать персонал, организовать отбор и брикетирование вторсырья.

Отбор вторсырья должен быть очень тщательным, потому что смешивание разных видов пластика в одной партии может привести к отбраковке всей этой партии. Словом, этот бизнес зависит от очень многих аспектов.

— Насколько рентабелен сейчас рециклинг и какие меры нужны, чтобы переработка была выгодным бизнесом?

— Переработкой можно заниматься, имея определенные объемы отходов. И характерно, что большое количество мусороперерабатывающих предприятий сосредоточено вокруг Москвы, в основном в соседних областях. Здесь этим предприятиям обеспечены и большие объемы московского мусора, и удобная логистика, и дешевая рабочая сила, и содействие местных и региональных органов власти, что немаловажно.

Объем, приемлемый для переработки, по моей оценке, начинается от 100 тысяч тонн в год.

— Как вы относитесь к идее постройки мусоросжигательных заводов? Решат ли они проблему накопления отходов?

— К идее мусоросжигания я отношусь отрицательно. Может быть, на Западе эти технологии и безопасны, но в российских реалиях их внедрение может привести к негативным последствиям. Для мусоросжигания существуют дорогостоящие фильтры, но нет уверенности, что в России кто-то не захочет на них сэкономить. Есть пример с инсинераторами, автоматами по сжиганию медицинских отходов, которые тольяттинский муниципалитет закупил лет десять назад. Их тогда установили временно на нашей территории. Приезжают французы для монтажа этих установок, и я интересуюсь у них, куда засыпать фильтрующие материалы. Мне отвечают: на ваших установках не предусмотрена фильтрация. Она должна быть на этом оборудовании, но кто-то из российских специалистов сэкономил и поставил вместо фильтров макеты. То есть все продукты сгорания на этих автоматах просто шли в атмосферу.

Проконтролировать эти продукты сгорания очень трудно: в России анализ на диоксины делает лишь пара-тройка институтов и за очень большие деньги. А диоксины — это самый высокий, первый класс опасности. Если сжечь любой пластик, то в дыму обязательно будут присутствовать диоксины — опаснейшие для здоровья вещества, мощнейшие канцерогены.

Есть вопросы и к экономической стороне этого проекта. Существуют расчеты, которые показывают, что генерация электроэнергии на заводах, которые планируются к постройке, окажется гораздо дороже, чем на существующих российских электростанциях. За счет чего будут покрываться убытки от этой технологии? За счет роста коммунальных тарифов?

Кроме того, из бытового мусора, который является отходом четвертого-пятого класса опасности, вы получите пепел, имеющий второй-третий класс опасности. И он также является отходом, но захоранивать его гораздо сложнее и дороже.

В Западной Европе технология получения электроэнергии путем сжигания отходов получила большое распространение, но в последнее время мир приходит к пониманию того, что этот путь ошибочен. Отходы надо не сжигать, а перерабатывать.

Полигоны для захоронения отходов стали в последнее время одной из самых конфликтных тем в России. Почему так произошло? Как сделать процесс захоронения мусора максимально безопасным для окружающей среды?

— Нужно, во-первых, внести ясность: есть свалки мусора и есть полигоны по захоронению отходов. Свалка — это просто куча мусора, а современный полигон — это сложное инженерное сооружение, где предусмотрены все меры безопасности: от системы пожаротушения до водоотведения и очистки фильтрата. Если при захоронении отходов соблюдать все предусмотренные законом условия, то никаких проблем при эксплуатации не возникнет. Поверхностные и грунтовые воды не загрязняются, если создать изолирующий слой и дренажную систему. У нас, кстати, в водоеме для стока фильтрата рыба завелась. Понятия не имею, каким образом, сами мы мальков туда не запускали. Видимо, за счет того, что плотность отходов мы поддерживаем очень высокую, своевременно пересыпаем слои отходов грунтом, соблюдаем все технологии безопасности, вода в пруду стала чистой, туда начали прилетать птицы и занесли икру рыб из других водоемов.

От сильного запаха защищает качественное уплотнение отходов и своевременное пересыпание их грунтом. От разлета легких фракций мусора — заграждения. В новом экотехнопарке у нас вообще разгрузка отходов будет происходить в закрытом здании, чтобы мусор по территории не разлетался.

Печально, что некоторые общественники делают выводы о вреде полигонов, даже не удосужившись подвергнуть свои догадки элементарной проверке. Потом они публикуют свои домыслы под видом фактов, нагнетая необоснованные страхи у людей. Так, один общественник писал в соцсетях, что геомембрана полигона «Тимофеевский» может порваться из-за дозагрузки полигона. А ведь достаточно открыть школьный учебник физики, чтобы понять, что такого просто не может случиться. К сожалению, такие люди тоже способствуют негативному отношению в обществе к полигонам по захоронению отходов.

На мой взгляд, основная проблема — не полигоны, которые официально зарегистрированы и легально работают, а несанкционированные свалки. Выйдите на берег Волги — и вы ужаснетесь количеству мусора, который здесь брошен отдыхающими гражданами. Не исключаю, что среди этих отдыхающих немало тех, кто выражает свою озабоченность состоянием легальных полигонов в соцсетях и требует их закрыть.

— Наступит ли когда-нибудь время, когда мы вообще откажемся от захоронения отходов? Можно ли найти вторичное применение для всех отходов?

— Такое возможно, если власть и общество будут планомерно этого добиваться. Но пока объемы отходов только растут. И главная причина этого — упаковка. Каждый товар сейчас упаковывается. А еще 25-30 лет назад такого не было. Пластиковые пакеты были редкостью, их стирали и использовали многократно. Молоко, сметану, подсолнечное масло в магазинах разливали в принесенный покупателем бидон или в стеклотару. Молочные бутылки по большей части сдавались. Крупы, кондитерка продавались в оберточной бумаге. В результате отходы у нас были в основном органические, их было мало, и полигонов хватало надолго. С тех пор за счет пластиковой упаковки объем отходов вырос в несколько раз. Но самая главная проблема в том, что выпуск такой упаковки никак не регулируется государством. В итоге мы имеем огромное количество сортов пластика, и далеко не все эти виды можно переработать. Эта проблема характерна не только для России, и решать ее необходимо в кооперации с другими странами. Достаточно унифицировать выпуск упаковки, изготавливать ее только из тех материалов, технологии переработки для которых уже существуют, и половина этой проблемы будет решена.

Одноразовые пластиковые пакеты и посуду нужно просто запретить, как это уже сделано во многих странах мира. Кое-где выпуск такой продукции даже подпадает под уголовное преступление и очень сурово карается. Ничего катастрофического не случится: еще совсем недавно мы ходили в магазины с собственными сумками, авоськами, почему бы не вспомнить те времена.

— Раздельный сбор отходов поможет решить проблему?

— Конечно, поможет. Он существенно увеличит долю фракций, которая будет отбираться для вторичного использования. И не надо десяти контейнеров, как это принято во многих западных странах. На мой взгляд, достаточно двух: один для пищевых отходов, другой — для упаковки.

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА (Пока оценок нет)
Загрузка...

Возможно, Вас это заинтересует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *