Метка: мнение

После выхода на канале «Паблисити» цикла видеосюжетов о застройке волжского берега в Тольятти появились комментарии и посты под общей рубрикой «Ачотакова». Ну строят люди дома на берегу, кому от этого плохо? Ну перекрыли они выход к ста метрам берега, подумаешь какая проблема! Есть еще километры береговой полосы, гуляй на здоровье. Я в ответ не буду нагонять на читателя скуку такими выражениями как «верховенство права» и «равенство перед законом». Приведу лишь два примера, которые поясняют не малопонятный для большинства вред для общественных отношений (который, между тем, гораздо серьезнее всего остального), а более конкретный материальный ущерб, который наносит прибрежная, да и любая другая хаотичная застройка.

 

Это снимок обрушившихся берегоукреплений на турбазе «Чайка» (источник — страничка ВК Андрея Наумова), которая, как всем известно, фактически уже лет 20 как никакая не турбаза, а коттеджный поселок, квартал малоэтажной жилой застройки. Чиновники мэрии об этом знают, прокуратура об этом знает, различные строй-, арх- и природнадзоры об этом знают, ведь чтобы этого не видеть, нужно быть либо слепым, либо как-то уж совсем запредельно тупым. Жилая застройка в этом месте противоречит любым градостроительным документам, но никто за все время и пальцем не пошевелил, чтобы привести этот участок земли в соответствие.

Если бы решение проблемы зависело от меня, то я бы все это просто снес, потому что это, на мой взгляд, дешево, надежно и практично. Но есть и иные менее радикальные варианты решения, однако даже ими никто не озаботился. Никто не стал изучать, а как вообще там с геологией, выдержат ли сети и т.д. Обрушившиеся берегоукрепления – один из возможных результатов этой анархии. Влияние капитальных строений на грунт в этом месте наверняка никто не проверял. Не исключено, что он просто сейчас сползает в воду под весом зданий, и обрушившиеся берегоукрепления – лишь первый тревожный звоночек.

И кстати, что там с сетями? В Портпоселке ведь не только «Чайка» есть, в местных лесах таких архитектурных партизан развелось уже множество, и они продолжают плодиться. А вот вам снимки коллектора, который отводит стоки из Портпоселка. На снимках с воздуха видно, как стоки из перегруженного коллектора залили местный лес, образовав в нем ядовитое болото.

Подробнее об этом – в новом видео на канале «Паблисити»

Читать далее

Обсуждение проекта экотехнопарка в Ставропольском районе окончательно скатилось на уровень разборок между компаниями-конкурентами.

В четверг, 9 сентября в Ставропольском районе, на участке, где планируется построить экотехнопарк, прошла выездная проверка Самарской природоохранной прокуратуры. Представители надзорного органа отреагировали на сигнал депутата губернской думы Дениса Волкова (на фото), который жаловался на разрушенную береговую линию и «засыпку» водного объекта, который якобы находится на участке предполагаемого строительства.

Об этой ситуации «Эковолга63» уже неоднократно писала. Вкратце суть такова: компания «Эколайн» собирается строить на земельном участке в границах села Мусорка (6,5 км от ближайшего жилья) экотехнопарк, который будет включать в себя  мусороперерабатывающий комплекс. По версии ряда экозащитников из числа жителей Мусорки, на участке располагается водный объект. По факту этот водный объект существует лишь в некоторых документах. Здесь был когда-то пруд, организованный в овраге местными пастухами для водопоя скота, построившими для этого самопальную дамбу. Весной овраг наполнялся талыми водами, а летом пересыхал. Но к настоящему моменту дамба разрушилась, и пруд фактически перестал существовать.

Тем не менее, он, видимо, с каких-то старых карт перекочевал в некоторые документы, например, в систему ГИС «Ингео» и до сих пор сохраняется в генеральном плане села Мусорка. В других документах, например, в реестре водных объектов, его нет.

В прошлом году экозащитники под предводительством жителя села Мусорка Владимира Морева восстановили дамбу, разгрузив на месте, где она была, самосвал с некой массой, похожей на отходы. Но это не привело к восстановлению пруда.

Более того, зимой надзорный орган вынес постановление о сносе дамбы, как незаконно возведенного сооружения. Что и было выполнено собственником участка – компанией «Эколайн».

В этом году эпопея продолжилась при участии депутата Дениса Волкова, который инспирировал вышеупомянутую проверку прокуратуры. На это мероприятие, кроме представителя надзорного органа и собственника участка – компании «Эколайн», приехали также экозащитник Владимир Морев с группой поддержки из трех-четырех человек, помощник депутата Волкова Денис Радченко, глава Мусорки Игорь Ефимов и журналисты.

Проверка проходила в не слишком комфортных условиях: в назначенное время пошел проливной дождь. Работник прокуратуры вместе с представителями «Эколайна», прикрываясь зонтами, вышли на участок, где, по версии Волкова, произошло разрушение и «засыпка». Местом этим была уже упомянутая дамба, которую пытались в прошлом году восстановить экозащитники. Участники осмотрели это место в течение минут десяти и потрусили под струями дождя обратно, к припаркованным автомобилям. Вот и все мероприятие.

Меня к месту осмотра не пропустил бдительный эколайновский охранник, под предлогом частной собственности, но судя по видео, которое выложил в сеть просочившийся сквозь этого стража Владимир Морев, никакого водоема на месте осмотра как не было два года назад, когда я впервые посещал это место, так нет его и сейчас. Соответственно и берегом то, что разрушено, назвать нельзя. Да и засыпать то, чего не существует, вряд ли возможно.

Это забавное мероприятие еще раз доказывает, что все шумные общественные акции вокруг проекта строительства экотехнопарка к защите окружающей среды имеют мало отношения и больше похожи на борьбу двух компаний-конкурентов за рынок по обращению с коммунальными отходами. Сейчас в Тольятти и Ставропольском районе таких осталось две: уже упомянутый «Эколайн», собственник участка, и группа компаний «Эковоз», которую возглавляет депутат Денис Волков. Тот самый, который написал жалобу, послужившую поводом к вышеописанной проверке.

Представитель прокуратуры от комментариев отказался, и даже не назвал свою должность и ФИО. Уклонился от ответов и помощник депутата Волкова Денис Радченко. И наконец, Владимир Морев не только отказался отвечать вопросы, но весьма эмоционально реагировал на попытки их задать. Чего испугались-то, Владимир? Обычные, вроде, вопросы… Ну, согласитесь, Волков (с которым вы никак не связаны) жалобу написал, и вы — тут как тут, кроме вас из общественников только Радченко приехал, странно же…

И еще хотелось бы отметить вот что: мусоросортировочный комплекс с участком под размещение ТКО где-то под Тольятти рано или поздно придется строить, так как сейчас отходы из города и района вывозятся на самарский полигон, который скоро заполнится. Место, которое будет выбрано под новый экотехнопарк, крайне важный вопрос. И очень печально, что обсуждение вылилось в разборки между двумя компаниями-конкурентами, и все информационное пространство вокруг этого проекта забито, по сути, бессмысленным шумом, поднятым «экозащитниками» о высосанной из пальца проблеме.

Комментарии

Юрист ООО «Эколайн» Василий Варламов

Прошла очередная встреча с представителями надзорного органа, снова ищут на нашем участке водный объект. Есть люди, которые утверждают, что он то ли здесь есть, то ли когда-то был, но, к сожалению, пока без подтверждающих это документов. Но вроде бы встреча прошла конструктивно. Представитель прокуратуры отметил, что любые изыскания здесь возможны только с согласия собственника участка. К сожалению, ни податель жалобы господин (депутат губернской думы, глава группы компаний «Эковоз» Денис) Волков, ни какие-либо иные лица или организации по этому поводу к собственнику участка не обращались.

 

Глава сельского поселения Мусорка Игорь Ефимов

Каково мое отношение к этому проекту? У меня оно двоякое: будучи главой поселения с тяжелой финансовой ситуацией, с дефицитным дотационным бюджетом, мне хотелось бы, чтобы здесь развивались любые предприятия, которые бы наполняли наш бюджет. Но при этом размещение предприятия, занимающегося сбором и переработкой отходов – это вопрос специфический, его должны решать все-таки жители села. Это непростое, неординарное, скажем так, решение, и у меня нет морального права навязывать им свою точку зрения. На данный момент мое отношение таково: все должно происходить по закону, и беззакония не будет, это я могу гарантировать.

 

 

Кукловод вышел на сцену

Глава Мусорок Игорь Ефимов

Кукловод вышел на сцену

Слева направо: Денис Радченко, Владимир Морев и два человека, возможно, из группы поддержки, беседуют с представителем Самарской природоохранной прокуратуры

 

Кукловод вышел на сцену

Представитель прокуратуры беседует с представителями «Эколайна»

Кукловод вышел на сцену

 

Читать далее

Глава мусороперерабатывающей компании рассказал о том, как наладить переработку ТКО

Компания «Эколайн» планирует построить полуавтоматический мусоросортировочный комплекс в Ставропольском районе.

Чем примечателен этот проект? Как сократить захоронение отходов и поможет ли этому строительство мусоросжигательных заводов? На эти и другие вопросы газеты «Самарское обозрение» отвечает директор компании «Эколайн» Андрей Лазуткин.

 

— Вы планируете строительство мусороперерабатывающего предприятия в Ставропольском районе. Чем этот проект будет отличаться от других похожих проектов?

— Я не могу комментировать ход реализации, технологические решения других подобных проектов по обращению с отходами в нашем регионе. Для того чтобы выносить такие заключения, существует государственная экологическая экспертиза, главгосэкспертиза.

На своем — профессиональном — уровне мы регулярно встречаемся с коллегами со всей страны на различных мероприятиях, выставках, форумах, являемся постоянными участниками межрегионального круглого стола по обращению с отходами и экотехнопаркам России, обмениваемся опытом и мнениями. Наш бизнес достаточно специфичен и имеет узкий круг постоянных участников, поэтому обмен опытом и знаниями происходит регулярно, иначе можно безнадежно отстать. О нашем проекте могу сказать только одно — приложим все усилия, чтобы он был лучшим в Самарской области, да и в Поволжье. Наша компания имеет многолетний опыт работы в сфере обращения с отходами и строительства подобных объектов. Проектировщиком будущего комплекса размещения и обезвреживания отходов является Самарский государственный технический университет, точнее, его Научно-аналитический центр промышленной экологии, имеющий огромный опыт в проектировании подобных объектов.

Действующему полигону «Тимофеевский» за 15 лет его существования контрольные органы не предъявили ни одного серьезного замечания, и он всегда считался образцово-показательным в Самарской области. Мусоросортировочная станция, которая находится на этом полигоне, по итогам прошлого года имеет самый высокий процент отбора фракций ТКО для вторичного использования во всей Самарской области.

Новый экотехнопарк спроектирован с учетом всех норм безопасности, с учетом всех современных доступных технологий и решений. Участок для будущего строительства расположен достаточно далеко от ближайшего жилья.

Экотехнопарк будет оснащен полуавтоматическим мусоросортировочным комплексом отечественного производства. Системы специальных датчиков будут распознавать и отсортировывать различные виды отходов, пригодные для переработки. Такая система позволит увеличить отбор фракций ТКО для вторичного использования до 35-40% с нынешних 8-10%. В проекте предусмотрен участок компостирования органики и отсева от сортировки. Некоторые проектные решения позволят увеличить процент отбора вторсырья до 50% от всей массы отходов.

— Кстати, президент Владимир Путин говорил о том, что долю отходов, которую можно пустить во вторичный оборот, нужно довести до 50% от всей массы ТКО. Вы считаете, это реально?

— Конечно, реально. Но для этого необходимо выполнить некоторые условия. В частности, внедрить новые технологии переработки отходов, такие как производство RDF-топлива, которое используется в некоторых отраслях промышленности, например при производстве цемента.

Как я уже сказал, в проекте нашего нового экотехнопарка предусмотрен участок компостирования отходов. В Подмосковье подобные технологии уже работают. Там перерабатывают отходы с овощных баз, с рынков и получается замечательное, чистое удобрение. Делают торфяные стаканчики, наполняют их этим компостом, сажают рассаду и все это продают.

К сожалению, есть проблемы со сбытом всей этой продукции. В частности, к работе с RDF-топливом не готова наша промышленность. И здесь, конечно, без содействия со стороны местных и региональных органов власти нам цели не достичь. Ведь пустить практически половину всех ТКО во вторичный оборот — это уровень обращения с отходами развитых европейских стран. А там, как известно, власть уделяет очень большое внимание этой проблеме. Необходимы и административный ресурс, и налоговые льготы для предприятий, которые занимаются такого рода деятельностью.

Кстати, федеральные власти уже занимаются этим вопросом. Есть законопроект по предоставлению налоговых льгот предприятиям, которые начнут внедрять технологии по работе с RDF-топливом.

— Ваш проект строительства нового экотехнопарка критикуют местные экоактивисты…

— Это не критика, а домыслы нескольких местных жителей, а также блогеров из Самары и Тольятти. Претензии, которые предъявляют нашему проекту, абсолютно ни на чем не основаны. Мы уже неоднократно заявляли и подтверждали документально, результатами экспертиз, что экотехнопарк абсолютно безопасен для окружающей среды. Он будет изолирован как от грунтовых, так и от поверхностных вод.

Объект будет находиться в 6,5 километра от окраины села Мусорка. На некоторых фермах запах такой, что дышать невозможно, и расположены они гораздо ближе к населенным пунктам. Но никаких неудобств эти фермы жителям поселений не доставляют.

— И все же жители этого села с недоверием относятся к вашему проекту…

— Это недоверие возникло из-за некоторых недобросовестных предпринимателей, которые работали по принципу «после нас хоть потоп», пренебрегали нормами безопасности на подобных объектах. Мы же вкладываем в проект собственные средства, и, учитывая, под каким пристальным вниманием общественности находимся уже сейчас, любое нарушение при строительстве или эксплуатации объекта может стать причиной потери инвестиции. Поэтому мы сделаем все, чтобы этого не допустить. Кроме того, повторюсь, наша компания имеет уже более 15 лет опыта работы без серьезных претензий, и по-другому мы работать не умеем.

— Что будет отбираться для вторичного использования?

— На сегодняшний день 182 вида отходов запрещено к захоронению: они должны отбираться и идти на переработку для вторичного использования. Причем перечень видов ТКО, которые подлежат отбору и переработке для вторичного использования, пополняется каждый год. Постоянно появляются новые технологии, позволяющие переработать все новые виды сырья. Отбор и переработку черных и цветных металлов, стеклотары, макулатуры наладили еще в СССР. В нулевые годы к этому добавилась ПЭТ-бутылка. Сейчас доля отбора увеличивается за счет различных видов пластика.

— После отбора вторсырья будет оставаться часть неперерабатываемых отходов, так называемых хвостов. Куда вы будете их направлять?

— На специальные карты для хранения неперерабатываемых отходов. Основание этих сооружений представляет собой слоеный пирог из геомембраны, дренажного и выравнивающего слоев.

Продумываем технологию брикетирования неперерабатываемых отходов. Ведь сейчас их переработать нельзя, а завтра это будет уже сырье. Как я уже сказал, каждый год возникают новые технологии переработки отходов для их вторичного использования. Поэтому отходы сейчас нужно сохранить правильно, чтобы в будущем их можно было переработать. К тому же если мы будем их брикетировать, то любой запах от них будет исключен, что даст еще большую защиту для окружающей среды.

— Расскажите о том, что собой представляет полигон «Тимофеевский»? Как начинался этот проект?

— Полигон «Эколайн» введен в эксплуатацию в 2006 году.  Занималась этим проектом команда молодых предпринимателей, которые в основном не были связаны с экологическим бизнесом. Я тоже до того момента не имел к этой теме никакого отношения, работал в сфере торговли. Но когда мне предложили заняться этим, согласился. В то время проблема несанкционированных свалок стояла гораздо острее, чем сейчас, и хотелось сделать что-то действительно нужное для города, построить современный полигон, отвечающий всем экологическим требованиям.

После окончания эксплуатации и запуска нового экотехнопарка «Тимофеевский» будет рекультивирован. Останется лишь мусоросортировочная станция, но и полигон мы не бросим так, как это случилось с другими полигонами под Тольятти, где сейчас работают «черные копатели». За рекультивированной площадкой будет организовано наблюдение, как это и положено по закону.

— Почему до 2019 года почти никто в Самарской области из компаний, занятых в сфере обращения с отходами, не занимался их сортировкой?

— Может быть, не в таких объемах и не так системно, как наша компания, но занимались. Одно дело — отбирать вторсырье по каким-то серым схемам, не вкладывая в этот процесс ничего и пуская средства на личное обогащение, и совсем другое — организовать легальный бизнес, нанять работников, провести электричество на свои средства, закупить оборудование, платить все налоги… Не зря же, когда началась «мусорная» реформа и к полигонам стали предъявлять повышенные требования: их надо было оборудовать весовыми, провести интернет, то для многих наших коллег это стало серьезным испытанием. Мы же уже к началу реформы имели все это на своем полигоне. И многое, что сейчас называют современным экотехнопарком, уже организовано на «Тимофеевском». Напомню, что наша мусоросортировочная станция работает уже 10 лет.

— Один самарский предприниматель рассказывал, что несколько лет назад он купил мусоросортировочную станцию, но почти сразу ее законсервировал, потому что заниматься сортировкой отходов оказалось невыгодно…

— Если бы это приносило убытки, то этим бизнесом никто бы не занимался. Почему у нас получилось, а у этого предпринимателя — нет? Сложно это объяснить в двух словах.

Мусоропереработка — не такой простой процесс. Надо найти потребителей сырья, наладить логистику, подобрать персонал, организовать отбор и брикетирование вторсырья.

Отбор вторсырья должен быть очень тщательным, потому что смешивание разных видов пластика в одной партии может привести к отбраковке всей этой партии. Словом, этот бизнес зависит от очень многих аспектов.

— Насколько рентабелен сейчас рециклинг и какие меры нужны, чтобы переработка была выгодным бизнесом?

— Переработкой можно заниматься, имея определенные объемы отходов. И характерно, что большое количество мусороперерабатывающих предприятий сосредоточено вокруг Москвы, в основном в соседних областях. Здесь этим предприятиям обеспечены и большие объемы московского мусора, и удобная логистика, и дешевая рабочая сила, и содействие местных и региональных органов власти, что немаловажно.

Объем, приемлемый для переработки, по моей оценке, начинается от 100 тысяч тонн в год.

— Как вы относитесь к идее постройки мусоросжигательных заводов? Решат ли они проблему накопления отходов?

— К идее мусоросжигания я отношусь отрицательно. Может быть, на Западе эти технологии и безопасны, но в российских реалиях их внедрение может привести к негативным последствиям. Для мусоросжигания существуют дорогостоящие фильтры, но нет уверенности, что в России кто-то не захочет на них сэкономить. Есть пример с инсинераторами, автоматами по сжиганию медицинских отходов, которые тольяттинский муниципалитет закупил лет десять назад. Их тогда установили временно на нашей территории. Приезжают французы для монтажа этих установок, и я интересуюсь у них, куда засыпать фильтрующие материалы. Мне отвечают: на ваших установках не предусмотрена фильтрация. Она должна быть на этом оборудовании, но кто-то из российских специалистов сэкономил и поставил вместо фильтров макеты. То есть все продукты сгорания на этих автоматах просто шли в атмосферу.

Проконтролировать эти продукты сгорания очень трудно: в России анализ на диоксины делает лишь пара-тройка институтов и за очень большие деньги. А диоксины — это самый высокий, первый класс опасности. Если сжечь любой пластик, то в дыму обязательно будут присутствовать диоксины — опаснейшие для здоровья вещества, мощнейшие канцерогены.

Есть вопросы и к экономической стороне этого проекта. Существуют расчеты, которые показывают, что генерация электроэнергии на заводах, которые планируются к постройке, окажется гораздо дороже, чем на существующих российских электростанциях. За счет чего будут покрываться убытки от этой технологии? За счет роста коммунальных тарифов?

Кроме того, из бытового мусора, который является отходом четвертого-пятого класса опасности, вы получите пепел, имеющий второй-третий класс опасности. И он также является отходом, но захоранивать его гораздо сложнее и дороже.

В Западной Европе технология получения электроэнергии путем сжигания отходов получила большое распространение, но в последнее время мир приходит к пониманию того, что этот путь ошибочен. Отходы надо не сжигать, а перерабатывать.

Полигоны для захоронения отходов стали в последнее время одной из самых конфликтных тем в России. Почему так произошло? Как сделать процесс захоронения мусора максимально безопасным для окружающей среды?

— Нужно, во-первых, внести ясность: есть свалки мусора и есть полигоны по захоронению отходов. Свалка — это просто куча мусора, а современный полигон — это сложное инженерное сооружение, где предусмотрены все меры безопасности: от системы пожаротушения до водоотведения и очистки фильтрата. Если при захоронении отходов соблюдать все предусмотренные законом условия, то никаких проблем при эксплуатации не возникнет. Поверхностные и грунтовые воды не загрязняются, если создать изолирующий слой и дренажную систему. У нас, кстати, в водоеме для стока фильтрата рыба завелась. Понятия не имею, каким образом, сами мы мальков туда не запускали. Видимо, за счет того, что плотность отходов мы поддерживаем очень высокую, своевременно пересыпаем слои отходов грунтом, соблюдаем все технологии безопасности, вода в пруду стала чистой, туда начали прилетать птицы и занесли икру рыб из других водоемов.

От сильного запаха защищает качественное уплотнение отходов и своевременное пересыпание их грунтом. От разлета легких фракций мусора — заграждения. В новом экотехнопарке у нас вообще разгрузка отходов будет происходить в закрытом здании, чтобы мусор по территории не разлетался.

Печально, что некоторые общественники делают выводы о вреде полигонов, даже не удосужившись подвергнуть свои догадки элементарной проверке. Потом они публикуют свои домыслы под видом фактов, нагнетая необоснованные страхи у людей. Так, один общественник писал в соцсетях, что геомембрана полигона «Тимофеевский» может порваться из-за дозагрузки полигона. А ведь достаточно открыть школьный учебник физики, чтобы понять, что такого просто не может случиться. К сожалению, такие люди тоже способствуют негативному отношению в обществе к полигонам по захоронению отходов.

На мой взгляд, основная проблема — не полигоны, которые официально зарегистрированы и легально работают, а несанкционированные свалки. Выйдите на берег Волги — и вы ужаснетесь количеству мусора, который здесь брошен отдыхающими гражданами. Не исключаю, что среди этих отдыхающих немало тех, кто выражает свою озабоченность состоянием легальных полигонов в соцсетях и требует их закрыть.

— Наступит ли когда-нибудь время, когда мы вообще откажемся от захоронения отходов? Можно ли найти вторичное применение для всех отходов?

— Такое возможно, если власть и общество будут планомерно этого добиваться. Но пока объемы отходов только растут. И главная причина этого — упаковка. Каждый товар сейчас упаковывается. А еще 25-30 лет назад такого не было. Пластиковые пакеты были редкостью, их стирали и использовали многократно. Молоко, сметану, подсолнечное масло в магазинах разливали в принесенный покупателем бидон или в стеклотару. Молочные бутылки по большей части сдавались. Крупы, кондитерка продавались в оберточной бумаге. В результате отходы у нас были в основном органические, их было мало, и полигонов хватало надолго. С тех пор за счет пластиковой упаковки объем отходов вырос в несколько раз. Но самая главная проблема в том, что выпуск такой упаковки никак не регулируется государством. В итоге мы имеем огромное количество сортов пластика, и далеко не все эти виды можно переработать. Эта проблема характерна не только для России, и решать ее необходимо в кооперации с другими странами. Достаточно унифицировать выпуск упаковки, изготавливать ее только из тех материалов, технологии переработки для которых уже существуют, и половина этой проблемы будет решена.

Одноразовые пластиковые пакеты и посуду нужно просто запретить, как это уже сделано во многих странах мира. Кое-где выпуск такой продукции даже подпадает под уголовное преступление и очень сурово карается. Ничего катастрофического не случится: еще совсем недавно мы ходили в магазины с собственными сумками, авоськами, почему бы не вспомнить те времена.

— Раздельный сбор отходов поможет решить проблему?

— Конечно, поможет. Он существенно увеличит долю фракций, которая будет отбираться для вторичного использования. И не надо десяти контейнеров, как это принято во многих западных странах. На мой взгляд, достаточно двух: один для пищевых отходов, другой — для упаковки.

 

Читать далее

Общественник, активист велодвижения и просто неравнодушный к проблемам Тольятти человек Наталья Козловская подняла вопрос бесконтрольного строительства вышек сотовой связи в городе.

Друзья, хочется поговорить вот о какой проблеме. Меня напрягает, что администрация нашего города живет в каком-то своем отдельном мире, где вроде бы дела делаются для жителей города, но почему-то без нашего ведома и таким образом, что от этого иногда больше вреда, чем пользы.

И я сейчас не о бесполезно потраченных деньгах на Итальянский сквер или кладбищенскую Аллею памяти, а о вышках сотовой связи. Нужны ли в городе вышки связи? Нужны. Необходимо ставить вышки сотовой связи в городе? Необходимо. Вопрос: где и как.

По закону вышки сотовой связи могут быть установлены на муниципальной земле. Но почему их предлагается ставить вплотную к жилым домам при наличии пустующей земли неподалеку? Конкретный пример – участок под вышку вплотную к 14- и 9-этажным домам по улице Чайкиной 33, 21 и 23, тогда как рядом есть огромное поле с отдельными складскими помещениями и хозпостройками и пустующая асфальтовая площадка.

Складывается ощущение, что в администрации города работают люди, которым абсолютно наплевать не только на здоровье жителей, но и на возможные народные волнения, возмущения, митинги, письма в прокуратуру, Спортлото и Путину.

Можно не рассматривать теории 5G-облучения и чипирования, но нужно признать, что вышки сотовой связи тем не менее оказывают вредное воздействие на здоровье. При этом вопросы жителей игнорируются, людей не информируют ни о направленности лепестков электромагнитного излучения, ни о точном местоположении новых вышек. Мы узнаем о грядущем «благодеянии» постфактум и случайно.

Сторонники делать дела втихую возразят, что согласно пп.5.6 п. 17 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ выдача разрешения на антенные опоры не требуется.

На что я отвечу – для этого и существуют муниципальные власти и Дума, чтобы направлять общероссийские законы в нужное русло. Например, в Московской области депутаты смогли принести пользу своим избирателям. «Согласно п.8 Порядка решение об отказе в выдаче разрешения принимается, если в радиусе 1/3 высоты объекта расположены жилые дома». Если в Московской области такая норма принята, почему нужные нам корректировки не могут быть приняты в Тольятти? Наши депутаты не хуже.

В Тольятти сложная экологическая обстановка. Жители города постоянно находятся в напряжении из-за попыток администрации ухудшить эту обстановку то вырубкой леса под дорогу в Комсомольском районе, то втихую установить вышки связи под окнами, то обрубкой деревьев на улицах города до состояния кочерыжки. Что это? Безграмотность управленцев или сознательное вредительство и нагнетание социального напряжения?

Какую цель ставит перед собой замглавы администрации Захаров О. В., выдавая разрешение на установку вышки связи вблизи жилых домов? Вызвать митинг разгневанных пенсионеров? Каждый день бегать замазывать надпись «навальный» на опорах вышки? Или он спутал муниципальную землю со своим дачных участком?

Олегу Владимировичу нужно принять к сведению, что времена, когда можно было тихо протащить какое-то решение, прошли, все жители близлежащих домов знают о ситуации, отправлены многочисленные запросы в прокуратуру, и они будут бороться всеми законными способами против установки вышки сотовой связи перед окнами своих домов. Нужны митинги и волнения? Захаров их устроит.

По фактам:

— земля под вышки связи выделяется без проведения торгов в нарушение ст. 39.6 Земельного кодекса РФ;

— вышки сотовой связи имеют признаки самовольной застройки, являются объектом капитального строительства, имея фундамент на железобетонном основании;

— не проводятся публичные слушания по вопросу размещения вышек в жилой застройке, чем нарушаются права конституционные жителей на благоприятную окружающую среду.

Уверена, что специалисты найдут и другие нарушения в такой практике выдачи разрешений.

Я прошу наших депутатов независимо от их политических взглядов поработать на благо тольяттинцев и разобраться в этом вопросе, принять все нужные поправки в городские документы, чтобы сделать невозможной бесконтрольную установку вышек вблизи жилых домов. Возможно, это можно сделать путем внесения изменения в Решения Думы г.о. Тольятти от 24.12.2008 №1059 «О правилах землепользования…» путем исключения слов «объекты связи» из р. 3.1 ст. 33, 34, 35, 36, 37, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 48.

Наталья Козловская

Читать далее

Подрядчика АвтоВАЗа, который занимается утилизацией жидких отходов, обвинили в преступлении. По версии экоактивистов, компания «Эколидер» сливала ядовитую жидкость на берегу реки Сельдь под Ульяновском. Особая пикантность ситуации в том, что этого подрядчика нанимала закупочная организация АвтоВАЗа, которую возглавляет выходец из корпорации Renault. В самой компании «Эколидер» уверяют, что на самом деле у них есть две установки по утилизации отходов, и никакого слива опасной жидкости в непредназначенных для этого местах фирма не производит.

Тем не менее, есть у «ЭкоВолги63» есть основания для того, чтобы все же опубликовать мнение экоактивистов в несколько сокращенном варианте. Полный вариант статьи на эту тему можно найти по ссылке.

 

Преступная халатность или коррупционная схема? Альянс Renault-Nissan-Mitsubishi плюет на экологию? Этот вопрос стоит задать господину Мари Паскалю Дрюан-Шарно Сириль, занимающему должность генерального директора ООО «Аллайанс Перчесинг Организэйшн РУС». Потому как именно эта компания во главе с вышеуказанной персоной является ответственной за организацию торгов для ПАО «АВТОВАЗ» на оказание услуг по сбору, транспортировке и обезвреживанию отходов. Подпись Дрюан-Шарно Сириль значится решающей на документах, определяющих, кому достанется подряд на вывоз и утилизацию отходов ПАО «АВТОВАЗ». Заметим, исполнять обязательства по контракту, при всем том, должно в рамках российского экологического законодательства, а значит без каких-либо нарушений.

Что имеем на практике? А на практике непонятка: то ли французский менталитет не учитывает российское экологическое право при выборе поставщиков, то ли существует некая личная заинтересованность руководства в том, чтобы жители Тольятти, Самары и Ульяновска чаще болели из-за загрязнения почвы и воздуха.
На территории города Тольятти, свой «промысел» ведет некая фирма «Эколидер», которая занимается вывозом опасных промышленных отходов. Как считают региональные экологи, данная организация на территории города Ульяновска, рядом со своей базой сливает опасные отходы в землю. По их мнению, практически в пойме реки Сельдь, которая впадает в реку Свияга на территории Ульяновска за базой по улице Московское шоссе, 24б образована свалка опасных промышленных отходов.
Заметим также, рядом с несанкционированным отхожим местом располагаются фирмы-однодневки, лицензированные на работу с отходами 1-3 го классов опасности. Вот они-то и облюбовали место под свалку. Дело вполне объяснимое: никаких тебе затрат на вывоз и утилизацию. Территория «Эколидера» примыкает к незаконной свалке, что организована на Московском шоссе, 24б. Не удивительно, что производственные отходы закапываются прямо здесь же, как говорится, не отходя от кассы. Дабы скрыть следы преступных деяний, места свала присыпают непонятной субстанцией.
Со слов местных активистов, буквально в среду на этой неделе со стороны Московского шоссе был установлен шлагбаум и бетонные блоки, в задачу которых ставилось преградить путь мусоровозам. Однако, за ночь все это ограждение было раскидано, а на шлагбауме срезан замок.

Вот и хотим мы, простые граждане, спросить, руководство ООО «АПО РУС»: Россия для Вас – одна сплошная помойка, а не страна? Или же это просто откатный бизнес и ничего личного?

Ульяновские экоактивисты считают, что никаких установок по сжиганию отходов у компании «Эколидер» нет. Видимо, необходимо вмешательство правоохранительных органов. Как считает адвокат Олег Казачек, степень вины подрядчиков, если они действительно не имеют нужного для утилизации оборудования в данном случае может зависеть от многих факторов. А под суд, в случае, если вина будет установлена, может пойти не только подрядчик, но и менеджер «АПО рус», заключавший контракт на утилизацию отходов, и чиновник, выдавший «Эколидеру» лицензию.

 

P.S. В похожую ситуацию в Тольятти правоохранительные органы уже вмешались. Как стало известно «ЭкоВолге63» полиция Тольятти возбудила дело по факту слива жидких отходов на бывшем заводе «Фосфор». Напомним, что автоцистерны с эмблемами группы компаний «ЭкоВоз», сливающие неизвестную жидкость прямо на пустыре были сняты с квадрокоптера. Подробности мы сообщим в ближайшее время.

Читать далее

Что получилось и не получилось у уходящего в отставку мэра Тольятти, и чего ждать от смены власти в городе.

Самая главная новость прошлой недели для Тольятти – отставка главы города Сергея Анташева. В тольяттинском сегменте соцсетей стоит по этому поводу некоторое ликование. Но мне оно кажется неуместным. Всем бы нам хотелось, чтобы глава города был ответственным, честным, эффективным и компетентным. Сергей Анташев всем требованиям отвечал, конечно, не в полной мере.

Он то ли имел некие обязательства, то ли испытывал тайные симпатии к коммунальному монстру ПАО «Т Плюс» и постоянно пытался пропихнуть в Тольятти их интересы. Если бы это получилось, то несомненно нашло отражение в наших платежках ЖКХ. К сожалению Анташева, и к нашему счастью, в самом начале его работы изменился состав городской думы, оппозиция получила большинство, и многие инициативы мэра, направленные на повышение благосостояния владельцев «Т Плюс», были остановлены.

Вторая претензия, которую можно предъявить теперь уже бывшему мэру – качество благоустройства. Спасибо, конечно, что оно вообще проводилось: строились скверы, прокладывались пешеходные дорожки, но уровень пофигизма подрядчиков, основанный, скорее всего, на тотальном воровстве, бросался в глаза даже неискушенным людям.

Противоречивым вышел итог работы в лесном хозяйстве. С одной стороны, наконец, образовано лесничество. Но после этого состоялась отставка первого его руководителя при довольно сомнительных обстоятельствах, сигналы о незаконных вырубках продолжают поступать, лесовосстановление оставляет желать лучшего, выделены несколько лесных участков для строительства различных объектов.

Но несмотря на все эти недостатки и претензии, Анташев все же был лучшим главой города, как минимум, за последние лет пятнадцать. При его предшественниках мы видели только деградацию, а с приходом Анташева главные городские проблемы, пусть не так быстро, как нам бы хотелось, и с большим скрипом, но начали решаться. Рассмотрим по пунктам.

Самая, пожалуй, главная экологическая беда последних лет – периодически распространяющаяся в городе химическая вонь. Проблема эта очень запутанная, и простых решений у нее просто нет. В городе – сотни источников химических выбросов, и определить, кто именно и в какой степени отравляет воздух, не легко. При Анташеве закуплена мобильная лаборатория, способная определять более широкий спектр загрязнителей в атмосфере, проведено исследование в местах, где люди жаловались на резкий химический запах. Определены вещества, которые могут быть агентами этого запаха. Скептических отзывов по этой теме очень много, но я считаю, что эта работа — большой шаг на пути решения проблемы. Опираясь на собранные данные, можно определить источники выбросов, вызывающие запахи, а потом, скорее всего, придется работать на более высоких властных уровнях, чтобы ограничить выбросы веществ, вызывающих запах. Будет ли продолжена эта работа при преемнике Анташева – пока вопрос без ответа.

Второй важной победой Анташева можно считать подвижки на пути реконструкции набережной Автозаводского района, которая находится сейчас в аварийном состоянии. В первые годы своей деятельности администрация Анташева провалила эту работу, но потом ошибки все-таки были исправлены, земельные проблемы решены и федеральные средства на проект будущей набережной, наконец, выделены. Теперь нам остается надеяться, что эта работа будет продолжена. Хотелось бы, чтобы она проводилась с несколько большей энергией.

Третьим пунктом, который можно поставить в заслугу бывшему главе города можно считать шаги в направлении решения проблемы городского кладбища. Оно у нас сейчас превращено во что-то среднее между свалкой и пустырем из-за того, что прежние главы городов просто отдали похоронный бизнес под контроль преступных группировок. При Анташеве, с большим боем, выкуплен участок под новое кладбище, и у новой администрации есть все возможности, чтобы окончательно закрыть эту проблему.

В-четвертых, сдвинулась с мертвой точки одна из главных экологических проблем города – «химической бомбы замедленного действия» — территории бывшего завода «Фосфор». Проведен тендер и началась работа по технико-экономическому обоснованию для проекта рекультивации. Конечно, этого мало, но в предыдущие годы для ликвидации этого источника постоянной опасности для города почти вообще ничего не делалось.

Лично для меня большим светлым пятном в период анташевского управления городом стало начало работы по прокладке в городе велодорожек. Первый блин – дорожка в Автозаводском районе вышел комом, но потом проложена не идеальная, но в целом приемлемая по качеству велодорожка в Центральном районе, начато строительство велодорожки в Комсомольске, выделена земля под продолжение лыжероллерной трассы через лес от «Радуги» до «лыжной базы».

Есть мнение, что сдвиги к лучшему произошли не благодаря Анташеву, и на самом деле все они – заслуга губернатора Азарова, а тольяттинский глава был лишь исполнителем, притом не лучшим. Но, думаю, вряд ли всех результатов можно было достичь прямым управлением губернатора.

Кто придет на место Анташева? Я не специалист по прогнозам, тем более в местной политической жизни. Но мне кажется, что вряд ли новый глава будет из числа местных «раскрученных» политиков, которые сейчас называются в числе кандидатур. Почти все они так или иначе связаны с местными финансовыми группами, и вряд ли губернатор захочет новым назначением как-то повлиять на сложившийся баланс сил в городе. Скорее всего, новый мэр будет не тольяттинцем и, возможно, уроженцем Самары, никак не связанным со здешними «денежными мешками». Знания городских проблем у такого управленца, скорее всего, не будет, и, как минимум, первое время нас ждет, как минимум, застой. Буду рад, если мой прогноз не сбудется.

Павел Каледин

Читать далее

Расследование странных сделок с бюджетными деньгами в тольяттинском мусорном бизнесе закончилось ничем, но выявило массу любопытных подробностей. Деньги, которые городские власти щедро перечисляли муниципальному мусороперерабатывающему предприятию оказывались в итоге по большей части на счетах частной компании, которую возглавлял депутат губернской думы Денис Волков (на фото).

Об этом странном «любовном треугольнике» между мэрией Тольятти, Заводом по переработке бытовых отходов и ООО «Повтор» (входит в ГК «Эковоз») «ЭкоВолга63» уже рассказывала. Напомним, что на протяжении нескольких лет Тольятти субсидировал ОАО «Завод по переработке бытовых отходов». Предприятие якобы перерабатывало бытовые отходы в компост, но удобрение содержало много осколков стекла и других включений, и не использовалось по своему сельскохозяйственному назначению. В итоге, по большей части его приходилось вывозить на свалку, поэтому положительный эффект для экологии от этого завода был примерно никаким. Но муниципалитет из года в год переводил ЗПБО в среднем около ста миллионов рублей.

В прошлом году депутат госдумы Дмитрий Ионин написал в правоохранительные органы заявление, в котором потребовал проверить эту странную схему.

Проверка подтвердила, что большая часть муниципальных средств, перечисленных ОАО «ЗПБО», в итоге оказывались на счетах совершенно частной структуры ООО «Повтор» во главе которой стоял Денис Волков – ныне депутат Самарской губдумы, глава группы компаний «Эковоз». Так в 2015 году из 89,5 млн. рублей муниципальных средств «ЗПБО» перечислил фирме Волкова около 70 млн. рублей.  Если раньше об этих фактах было известно лишь на уровне слухов, то теперь – это установленный следствием факт. Схема работала с 2009 по 2015 год и можно предположить, что в общей сложности муниципалитет через ЗПБО перечислил фирме нынешнего депутата несколько сотен миллионов рублей.

Деньги «Повтор» получал по договору сортировки мусора. Но ПЭТ, так же как и металлолом, макулатура и стеклотара, которую отбирали на «Повторе», — не бесплатный ресурс. Волков его продавал и фактически получал за него деньги дважды: один раз по договору с ЗПБО, а второй – с потребителя вторсырья.

Но на этом все странности не кончаются. В схеме существует еще одна фирма – ООО «Техтранссервис», у которой ООО «Повтор» приобретало ПЭТ-бутылки б/у оптом. «Стоп!» – скажете вы, — «Какой еще ПЭТ-бутылки? Ведь «Повтор» и без того отбирал это сырье из тольяттинских отходов». Вероятно, этот вопрос задали Волкову и полицейские, на что он ответил, что «Повтору» не хватало сырья, чтобы удовлетворить спрос на переработанную (дробленую) пластиковую тару, поэтому он и был вынужден закупать ее дополнительно на вторичном рынке. Причем занимался «Транстехсервис» этим делом с размахом: начиная с 2016 года компания поставляла «Повтору» тары на десятки миллионов рублей (38,3 млн. рублей в 2016 и 138 млн. рублей – в 2017 году). Учитывая, что ПЭТ стоит на вторичном рынке не дороже 10 рублей за килограмм, вы можете представить, каковы были объемы поставок.

Стоит отметить, что возглавлял «Транстехсервис» близкий к Волкову предприниматель Игорь Зиньковский, который никогда в своей жизни не занимался бизнесом, не связанным с «Эковозом». При этом активов у фирмы Зиньковского, несмотря на гигантские финансовые обороты, практически не было: основные средства в том же 2017 году составляли 177 тысяч рублей (видимо, стоимость мебели и компьютеров в небольшом офисе на улице Новозаводской). Кто-то может подумать, что «Транстехсервис» — обычная «пустышка», созданная для увода средств от налогообложения. Схема взаимоотношений с «Повтором» идеально подходит для обнала, сокрытия прибыли и других злоупотреблений. Пойди проверь сколько на самом деле «Повтор» изъял ПЭТ-бутылки из отходов, а сколько в реальности получил по договору с «Транстехсервисом». Может быть, Зиньковский на самом деле продавал «Эковозу» воздух вместо бутылок, а деньги — десятки миллионов рублей уводил и обналичивал? Именно такие мысли и возникли у депутата Ионина, который попросил правоохранителей проверить свои подозрения. Но ни налоговая инспекция, ни полиция ничего криминального в этой схеме не нашли.

При прочтении отказного материала, оказавшегося в распоряжении «ЭкоВолги63», возникает ощущение, что тольяттинские полицейские отнеслись к проведению проверки довольно формально. Опросили Волкова, опросили директора одного из контрагентов ООО «Транстехсервис», которая сообщила, что продавала фирме Зиньковского стройматериалы (причем тут стройматериалы?) Других контрагентов якобы реализовавших Зиньковскому ПЭТ полицейские просто не нашли и на том успокоились.

А схема продолжает жить и поныне. Правда, прокуратура запретила субсидировать ЗПБО в 2016 году, лишив фирму Волкова одной из статей дохода. Но вот манипуляции с ПЭТ-бутылкой г-н Зиньковский по-прежнему производит. «Транстехсервис» он ликвидировал, и учредил другую фирму ООО «ПТК», с которой работал весь 2020 год, пропустив через нее сотни миллионов эковозовских средств. А 3 февраля этого года заявил о ликвидации уже и этой компании. Только не думайте, что это он сделал для того, чтобы спрятать концы в воду. Ведь ни налоговая, ни полиция в его деятельности ничего криминального не нашли.

Читать далее

Текст, который «ЭкоВолга63» предлагает вашему вниманию не интервью в классическом понимании этого слова. Вопросы в письменной форме я отправил на «Тольяттикаучук» еще в августе, когда химический запах в городе был особенно силен. Ответы получил лишь на днях за подписью генерального директора предприятия Юрия Морозова. Нижеприведенный текст и есть его ответы, полученные по электронной почте, ни на букву не отредактированные. Подчеркну: это позиция гендиректора «ТК», а не моя.

 

— Татнефть уже год владеет заводом «Тольяттикаучук». Проведена ли какая-либо модернизация оборудования? Что сделано в сфере экологической безопасности предприятия? Сформирована ли инвестиционная программа по модернизации предприятия, если да, то какова сумма инвестиций?

— Инвестиционная деятельность на предприятии ведется непрерывно. В связи со сменой головной компании данный процесс стал выстраиваться по-иному. У нас появилась задача не только по сокращению издержек, но и по дальнейшему развитию производства. Так, на 2020 год была сформирована инвестиционная программа, включающая проекты развития, поддержания основных фондов, цифровизации процессов.

Проводятся мероприятия с экологическим эффектом: реконструированы песчаные фильтры биологических очистных сооружений, проведены мероприятия по сбережению энергоресурсов, ведутся проектно-изыскательские работы по оснащению источников выбросов системами автоматического контроля.

В 2020 году на проведение мероприятий с экологическим эффектом предусмотрено более 150 млн рублей. Реализован проект закрытой схемы слива в товарно-сырьевом цехе, начат монтаж системы илоуплотнителей на очистных сооружениях. Завершим данную работу в 2021 году. Благодаря системной деятельности на «Тольяттикаучук» за последние пять лет индекс воздействия на окружающую среду снижается.

В текущем году в модернизацию и ремонты предприятие планирует инвестировать около 1,6 млрд рублей.

— В соцсетях многие утверждают, что источником химического запаха, распространяющегося в городе в период НМУ, является именно Тольяттикаучук. В качестве веществ, вызывающих запах называются различные химические соединения, которые используются в производстве каучуков. Что вы можете сказать на эти обвинения?

— Помните стихотворение итальянского детского поэта и писателя Джани Родари «Чем пахнут ремёсла?» — «…Куртка шофёра пахнет бензином, блуза рабочего – маслом машинным». На территории промышленного предприятия, как правило тоже всегда чем-то пахнет. «Тольяттикаучук» — одно из крупнейших российских химических предприятий.

Для действующего предприятия устанавливается санитарно-защитная зона – это буферная территория вокруг предприятия. За ее границами предельно-допустимые концентрации (ПДК) должны строго соблюдаться. И промышленное предприятие осуществляет контроль за содержанием специфических для своего процесса вредных веществ в атмосферном воздухе населенных мест.

Отмечу, что по результатам производственного контроля на источниках выбросов и на границе СЗЗ отклонение не выявлено. Превышений ПДК в атмосферном воздухе с 2014 года не обнаружено.

— Соблюдает ли предприятие рекомендации Росгидрометцентра в период неблагоприятных метеоусловий (НМУ). Как снижается объем производства в этот период?

— Конечно соблюдает. Диспетчер предприятия получает сообщение от сотрудников Тольяттинской СГМО ФГБУ «Приволжское УГМС». Информация о неблагоприятных метеоусловиях передается в подразделения предприятия через внутреннюю информационную систему MES, по корпоративной почте и телефону. Далее мы действуем согласно Плану мероприятий по уменьшению выбросов, который согласован с Министерством лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области.

Мероприятия при 1-м режиме работы предприятия в НМУ носят организационно-технический характер: запрет на проведение опытно-промышленных испытаний, максимальный контроль норм технологического производственного регламента, увеличение частоты обходов с применением переносного газоанализатора. Режим работы №2 обязывает исключить газоопасные работы на отдельных установках, приостановить работу части технологических печей, сократить частоту проведения отдельных технологических операций. При режиме работы №3 ко всем обозначенным мерам добавляются мероприятия по снижению нагрузок (вплоть до полной остановки) на отдельных блоках и линии выделения.

— Каковы планы предприятия относительно очистных сооружений, которые сейчас находятся у него в собственности? Прежний собственник намеревался их модернизировать, есть ли такие же планы у Татнефти?

— Существует программа мероприятий по улучшению работы очистных сооружений ООО «Тольяттикаучук» на 2020-2021 годы. Это, например, строительство илоуплотнителей, улучшающее качество активного ила для эффективной биологической очистки. Использование более эффективного реагента, очистка открытых резервуаров, замена песчаногравийного слоя песчаных фильтров, замена лотков приема чистой воды в отделении песчаных фильтров, замена воздухоотдувного оборудования.

— У прежнего собственника были планы по сокращению персонала предприятия. Осуществлены ли эти сокращения, и имеют ли место планы по дальнейшему сокращению производства и производственной площадки в Тольятти?

— Никаких сокращений никто не планирует, не предыдущие собственники, не нынешние. Конечно, мы смотрим на эффективность работников. Часть процессов выведена на аутсорсинг, автоматизация производства ведет к снижению численности персонала. Оптимизация тех процессов, которые у нас существуют, мы занимались всегда и сейчас отказываться не собираемся.

— Удалось ли новому собственнику встроить предприятие в свою технологическую цепочку по производству шин? Изменились ли эти планы?

— Ещё до того, как «Тольяттикаучук» вошёл в структуру «Татнефти» мы отгружали свою продукцию ПАО «Нижнекамскшина». Сейчас отгружаем больше. Планы не изменились.

— Как планируется развивать предприятие? Есть ли планы по расширению рынка сбыта его продукции?

— Планы как развивать предприятие «Тольяттикаучук» есть. Единственное, чтобы про них говорить, нужно пройти определённые процедуры, стратегия, которая сейчас в процессе согласования, принята Компанией. Когда документ будет утвержден, мы сможем об этом поговорить подробно.

Основными потребителями нашей продукции являются шинные предприятия, среди них практически все крупнейшие производители: «Belshina», «Bridgestone», «Cordiant», «Kama Tyres», «Michelin», «Nokian Tyres», «Петрошина», «ToyoTires». География поставок распространяется по всему миру.

Мы очень активно работаем с предприятиями, которые занимаются производством резинотехнических, медицинских изделий, покрытий, клеев, мастик, герметика. Сбытом занимается «Татнефть». Мы, скорее, занимаемся техническим сервисом и подсказываем вероятным потребителям возможные места применения нашей продукции.

Читать далее

Сегодня, 14 февраля в Тольятти презентовали новую передвижную эколабораторию. Ее ждали в городе два года: с тех пор как проблема с химическим запахом в Тольятти стала особенно актуальной. Частично закупку профинансировали крупные городские предприятия, которые в том числе являются основными загрязнителями атмосферы в Тольятти. Эксплуатантом лаборатории станет Тольяттинский государственный университет. Директор института химии и энергетики ТГУ Павел Мельников объяснил, как новый экомобиль поможет решить проблему с загрязнением атмосферы в Тольятти.  

— На совещании было сказано, что мобильная лаборатория позволит определять источник загрязнения атмосферы. Вы это мнение разделяете?

— Если вещество (загрязнитель атмосферы) специфично, и присутствует только в определённом (технологическом) процессе и ни в каком другом, то безусловно есть понимание откуда оно. Но если это вещество достаточно распространено, например, аммиак, диоксид азота или сероводород, то ситуация уже усложняется, потому что источников может быть несколько: от автотранспорта до сферы ЖКХ и так далее. Мы сейчас отработали более сложный вид анализов с помощью коллег из Санкт-Петербурга, и теперь можем выявлять специфику. У каждого техпроцесса есть свои маркерные вещества. Они, как правило, в более низкой концентрации, но они могут точно указать на источник.

— Лаборатория будет работать в основном по вызовам горожан, которые реагируют на неприятные запахи, но многие загрязнители атмосферы не имеют запаха, и подчас они гораздо опаснее веществ, которые можно почувствовать. Что вы об этом думаете?

— Есть вещества, которые при концентрации 0,1 ПДК уже вызывают запах, и есть вещества, которые при полутора ПДК запаха не вызывают. Но все проблемы со сверхнормативным загрязнением атмосферы происходят от чьей-то халатности и пренебрежения экологическими требованиями. Это касается всех: и рядовых водителей, которые заправляются низкокачественным топливом и не следят за состоянием своего авто, и руководителей предприятий. Но что касается последних, то дополнительные средства мониторинга, такие как мобильная эколаборатория, будут для них еще одним стимулом к тому, чтобы увеличить инвестиции в более экологичные технологии.

— Если вдруг вы выясните, что источником загрязнения являются спонсоры передвижной лаборатории: «ТоАЗ», «АВТОВАЗ» или «Куйбышевазот», вы действительно сообщите об этом?

— Мы передадим все результаты исследований заказчику (горадминистрации Тольятти), как это указано в контракте. Ничего скрывать мы не будем. Тем более за предоставление недостоверных результатов испытаний аккредитованная лаборатория может быть привлечена к административному наказанию в виде штрафа.

— Большинство специалистов сходится во мнении, что химический запах, который стал настоящим бедствием для тольяттинцев, это смесь углеводородов. Мобильная эколаборатория способна раскрыть секрет этой смеси?

— Она измеряет загрязнения углеводородов как суммарно, так и по некоторым специфическим веществам в отдельности. Если мы видим, что «букет» углеводородов в целом высокий, мы отбираем пробу и в дальнейшем исследуем методом газовой хроматографии с предварительной термодесорбцией с целью идентификации вплоть до отдельных веществ. Сейчас мы совместно с коллегами из Санкт-Петербурга, проводящими параллельно анализ отобранных нами проб, отлаживаем эту технологию.

Павел Мельников: «Эколаборатория поможет определить, кто загрязняет воздух в Тольятти»

Павел Мельников, заместитель главы Тольятти Игорь Ладыка и представитель компании «Лига», которая собрала и поставила лабораторию для Тольятти.

Читать далее

Руководитель ООО «Эколайн» ответил на обвинения экозащитников.

— Что за объект будет строиться в Мусорке? Вы говорите об экотехнопарке, но в терсхеме по обращению с отходами он обозначен как полигон захоронения ТКО с мусоросортировкой…

— Буквально третьего декабря мы направили в Минэнерго письмо с просьбой о корректировке территориальной схемы по обращению с ТКО. Кроме сортировки и площадки для размещения неутилизируемых балластных фракций ТКО, мы собираемся строить на этой земле производство пеллет из древесных отходов, RDF топлива на основе хвостов сортировки, полимерных и песчано-полимерных изделий, вторичного строительного щебня, также проектируем зону переработки полимеров и резино-технических изделий. Отмечу, что сортировку мы планируем строить полуавматического типа, что существенно увеличивает глубину отбора полезных перерабатываемых фракций из отходов.

— Активисты из Мусорки утверждают, что на участке, где планируется строительство экотехнопарка водятся животные и произрастают растения, занесенные в Красную книгу, а рядом расположена ключевая орнитологическая территория (КОТР), где гнездятся редкие птицы. Как вы прокомментируете это утверждение?

— Проектировал экотехнопарк Самарский государственный технический университет, он запрашивал все необходимые в таких случаях документы. Имеются справки от Минприроды Самарской области о том, что охраняемых природных территорий нет ни на самом участке, ни вблизи его.

— Инициативная группа, которая выступает против строительства объекта, якобы располагает письмом из Минприроды, где говорится, что участок строительства находится в водоохранной зоне…

— Я не знаю, что за документ есть у инициативной группы, но у нас есть письмо из того же Минприроды, подписанное заместителем министра природных ресурсов, где говорится об отсутствии на участке водоохранных зон и месторождений воды. Такого водоема нет и в кадастре.

Насколько мне известно, на участке раньше была сооружена незаконная дамба, из-за которой весной один из оврагов наполнялся талой водой, а летом пересыхал. Весной в паводок, дамбу размыло и, соответственно, опасной запруды больше нет.

— Представитель ОНФ Станислав Бугреев обвинил вашу организацию в подлоге. Вы якобы заявили для обследования совсем не те участки, на которых будет строиться экотехнопарк…

— Это какой-то нонсенс. Изыскания на участке строительства делала организация АО «Волгагеология». Документ лег в основу проекта. Я не понимаю, как изыскания одной территории можно выдать за экспертизу другого участка, и включить ее в проект. Это попросту невозможно.

— На собрании присутствовал представитель АО «ВолгоНИИгипрозем», который говорил об угрозе водоносным слоям, от которых питается, в частности, Мусорка…

— Так может говорить только либо очень некомпетентный человек, либо тот, кто умышленно пытается ввести в заблуждение население Мусорки с целью раскачать ситуацию. Подземный поток под участком течет в направлении Сусканского залива, то есть в противоположную от Мусорки сторону. По-другому он течь не может: таков рельеф местности. Пример: река Ташелка, которая тоже течет, исходя из рельефа, в сторону Сускана. Или специалист из «ВолгоНИИгипрозема» считает, что вода может двигаться наверх сама по себе?

Кроме того, экотехнопарк будет строиться по проекту, который исключает попадание вредных веществ в грунтовые воды даже в теории. От поверхности земли до подземных вод на нашем участке – 40 метров, а на дно площадки для хранения неутилизируемых фракций ТКО мы укладываем целый «пирог» из различных защитных материалов, включая специальную пленку — геомембрану. Такая же есть у нас на полигоне «Тимофеевкий». Грунтовую воду из-под этого полигона регулярно берут для проверки сотрудники «Росприроднадзора», и привлеченные ими эксперты ни разу никаких превышений концентрации вредных веществ не нашли. Эту воду можно пить, не опасаясь за свое здоровье, что я уже демонстрировал (видеоролик, где Андрей Лазуткин пьет воду из скважины на полигоне «Тимофеевский», есть в сети – прим. ред.).

— Тот же специалист говорил об отсутствии в проекте экспертиз, например, археологической. Он считает, что выводы о пригодности участка для строительства, сделаны на основании экспертиз с истекшим сроком действия. Он утверждает, что на участке нужно, цитирую: «бурить скважины через каждые 50 метров, и смотреть что, как и куда»…

— Я не знаю, на основании чего этот специалист делает такие утверждения. Ни Владимир Морев, ни Станислав Бугреев, ни привлеченные ими экологи, ни «ВолгоНИИгипрозем» к нам за документами или комментариями не обращались. Все экспертизы, необходимые для начала строительства, нами уже проведены, включая и археологию, и сетчатое бурение, которое, вероятно, имел в виду сотрудник «ВолгоНИИгипрозема». Я не думаю, что такая авторитетная организация, как Самарский государственный технический университет, может использовать при проектировании просроченные экспертизы. Ведь в этом случае контракт на проектирование не будет должным образом исполнен.

Мы ничего не скрываем, и можем предоставить всю необходимую информацию. Проблема лишь в том, что господа Морев и Бугреев по какой-то причине не хотят идти с нами на контакт. Вот и на открытое заседание собрания представителей Мусорки нас почему-то никто не пригласил, хотя мы были готовы ответить на любые вопросы.

— Владимир Морев утверждает, что у них имеется акт экспертизы геодезической компании «Геоштейгер». В нем говорится, что на вашем участке строить экотехнопарк нельзя…

— Мы уже обращались в эту организацию за комментариями, и нам ответили, что действительно проводили изыскания, но не делали выводов о невозможности строительства на нашем участке. Вы говорите, что Бугреев обещал где-то опубликовать свои документы? С нетерпением ждем этого, чтобы ознакомиться с ними…

— В любом случае, население Мусорки пока не слишком положительно относится к проекту строительства вашего экотехнопарка в границах сельского поселения…

— Думаю, что такое негативное мнение сложилось, потому что до жителей, осознанно или не осознанно, доносят неверную, искаженную информацию о проекте. Со временем все обязательно прояснится, и точка зрения сельчан изменится. Я уверен, что в Мусорке появление экотехнопарка никто даже не заметит. А вот налоги в местный бюджет, и, соответственно, хорошие дороги, детские площадки и другое благоустройство он принесет. Кроме того, не следует забывать, что к объекту будет протянута линия электропередач, которую можно, и даже нужно будет использовать для электрификации участков для молодых семей. Сейчас, напомню, строительство на них не ведется в том числе и потому что здесь нет электроэнергии. Подключать молодые семьи к нашей линии электропередач мы намерены совершенно бесплатно.

Репортаж о собрании представителей прошедшем по поводу строительства экотехнопарка 30 ноября здесь.

Документы предпроектной документации

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

 

 

 

 

 

Читать далее