Метка: Эколайн

Обсуждение проекта экотехнопарка в Ставропольском районе окончательно скатилось на уровень разборок между компаниями-конкурентами.

В четверг, 9 сентября в Ставропольском районе, на участке, где планируется построить экотехнопарк, прошла выездная проверка Самарской природоохранной прокуратуры. Представители надзорного органа отреагировали на сигнал депутата губернской думы Дениса Волкова (на фото), который жаловался на разрушенную береговую линию и «засыпку» водного объекта, который якобы находится на участке предполагаемого строительства.

Об этой ситуации «Эковолга63» уже неоднократно писала. Вкратце суть такова: компания «Эколайн» собирается строить на земельном участке в границах села Мусорка (6,5 км от ближайшего жилья) экотехнопарк, который будет включать в себя  мусороперерабатывающий комплекс. По версии ряда экозащитников из числа жителей Мусорки, на участке располагается водный объект. По факту этот водный объект существует лишь в некоторых документах. Здесь был когда-то пруд, организованный в овраге местными пастухами для водопоя скота, построившими для этого самопальную дамбу. Весной овраг наполнялся талыми водами, а летом пересыхал. Но к настоящему моменту дамба разрушилась, и пруд фактически перестал существовать.

Тем не менее, он, видимо, с каких-то старых карт перекочевал в некоторые документы, например, в систему ГИС «Ингео» и до сих пор сохраняется в генеральном плане села Мусорка. В других документах, например, в реестре водных объектов, его нет.

В прошлом году экозащитники под предводительством жителя села Мусорка Владимира Морева восстановили дамбу, разгрузив на месте, где она была, самосвал с некой массой, похожей на отходы. Но это не привело к восстановлению пруда.

Более того, зимой надзорный орган вынес постановление о сносе дамбы, как незаконно возведенного сооружения. Что и было выполнено собственником участка – компанией «Эколайн».

В этом году эпопея продолжилась при участии депутата Дениса Волкова, который инспирировал вышеупомянутую проверку прокуратуры. На это мероприятие, кроме представителя надзорного органа и собственника участка – компании «Эколайн», приехали также экозащитник Владимир Морев с группой поддержки из трех-четырех человек, помощник депутата Волкова Денис Радченко, глава Мусорки Игорь Ефимов и журналисты.

Проверка проходила в не слишком комфортных условиях: в назначенное время пошел проливной дождь. Работник прокуратуры вместе с представителями «Эколайна», прикрываясь зонтами, вышли на участок, где, по версии Волкова, произошло разрушение и «засыпка». Местом этим была уже упомянутая дамба, которую пытались в прошлом году восстановить экозащитники. Участники осмотрели это место в течение минут десяти и потрусили под струями дождя обратно, к припаркованным автомобилям. Вот и все мероприятие.

Меня к месту осмотра не пропустил бдительный эколайновский охранник, под предлогом частной собственности, но судя по видео, которое выложил в сеть просочившийся сквозь этого стража Владимир Морев, никакого водоема на месте осмотра как не было два года назад, когда я впервые посещал это место, так нет его и сейчас. Соответственно и берегом то, что разрушено, назвать нельзя. Да и засыпать то, чего не существует, вряд ли возможно.

Это забавное мероприятие еще раз доказывает, что все шумные общественные акции вокруг проекта строительства экотехнопарка к защите окружающей среды имеют мало отношения и больше похожи на борьбу двух компаний-конкурентов за рынок по обращению с коммунальными отходами. Сейчас в Тольятти и Ставропольском районе таких осталось две: уже упомянутый «Эколайн», собственник участка, и группа компаний «Эковоз», которую возглавляет депутат Денис Волков. Тот самый, который написал жалобу, послужившую поводом к вышеописанной проверке.

Представитель прокуратуры от комментариев отказался, и даже не назвал свою должность и ФИО. Уклонился от ответов и помощник депутата Волкова Денис Радченко. И наконец, Владимир Морев не только отказался отвечать вопросы, но весьма эмоционально реагировал на попытки их задать. Чего испугались-то, Владимир? Обычные, вроде, вопросы… Ну, согласитесь, Волков (с которым вы никак не связаны) жалобу написал, и вы — тут как тут, кроме вас из общественников только Радченко приехал, странно же…

И еще хотелось бы отметить вот что: мусоросортировочный комплекс с участком под размещение ТКО где-то под Тольятти рано или поздно придется строить, так как сейчас отходы из города и района вывозятся на самарский полигон, который скоро заполнится. Место, которое будет выбрано под новый экотехнопарк, крайне важный вопрос. И очень печально, что обсуждение вылилось в разборки между двумя компаниями-конкурентами, и все информационное пространство вокруг этого проекта забито, по сути, бессмысленным шумом, поднятым «экозащитниками» о высосанной из пальца проблеме.

Комментарии

Юрист ООО «Эколайн» Василий Варламов

Прошла очередная встреча с представителями надзорного органа, снова ищут на нашем участке водный объект. Есть люди, которые утверждают, что он то ли здесь есть, то ли когда-то был, но, к сожалению, пока без подтверждающих это документов. Но вроде бы встреча прошла конструктивно. Представитель прокуратуры отметил, что любые изыскания здесь возможны только с согласия собственника участка. К сожалению, ни податель жалобы господин (депутат губернской думы, глава группы компаний «Эковоз» Денис) Волков, ни какие-либо иные лица или организации по этому поводу к собственнику участка не обращались.

 

Глава сельского поселения Мусорка Игорь Ефимов

Каково мое отношение к этому проекту? У меня оно двоякое: будучи главой поселения с тяжелой финансовой ситуацией, с дефицитным дотационным бюджетом, мне хотелось бы, чтобы здесь развивались любые предприятия, которые бы наполняли наш бюджет. Но при этом размещение предприятия, занимающегося сбором и переработкой отходов – это вопрос специфический, его должны решать все-таки жители села. Это непростое, неординарное, скажем так, решение, и у меня нет морального права навязывать им свою точку зрения. На данный момент мое отношение таково: все должно происходить по закону, и беззакония не будет, это я могу гарантировать.

 

 

Кукловод вышел на сцену

Глава Мусорок Игорь Ефимов

Кукловод вышел на сцену

Слева направо: Денис Радченко, Владимир Морев и два человека, возможно, из группы поддержки, беседуют с представителем Самарской природоохранной прокуратуры

 

Кукловод вышел на сцену

Представитель прокуратуры беседует с представителями «Эколайна»

Кукловод вышел на сцену

 

Читать далее

Глава мусороперерабатывающей компании рассказал о том, как наладить переработку ТКО

Компания «Эколайн» планирует построить полуавтоматический мусоросортировочный комплекс в Ставропольском районе.

Чем примечателен этот проект? Как сократить захоронение отходов и поможет ли этому строительство мусоросжигательных заводов? На эти и другие вопросы газеты «Самарское обозрение» отвечает директор компании «Эколайн» Андрей Лазуткин.

 

— Вы планируете строительство мусороперерабатывающего предприятия в Ставропольском районе. Чем этот проект будет отличаться от других похожих проектов?

— Я не могу комментировать ход реализации, технологические решения других подобных проектов по обращению с отходами в нашем регионе. Для того чтобы выносить такие заключения, существует государственная экологическая экспертиза, главгосэкспертиза.

На своем — профессиональном — уровне мы регулярно встречаемся с коллегами со всей страны на различных мероприятиях, выставках, форумах, являемся постоянными участниками межрегионального круглого стола по обращению с отходами и экотехнопаркам России, обмениваемся опытом и мнениями. Наш бизнес достаточно специфичен и имеет узкий круг постоянных участников, поэтому обмен опытом и знаниями происходит регулярно, иначе можно безнадежно отстать. О нашем проекте могу сказать только одно — приложим все усилия, чтобы он был лучшим в Самарской области, да и в Поволжье. Наша компания имеет многолетний опыт работы в сфере обращения с отходами и строительства подобных объектов. Проектировщиком будущего комплекса размещения и обезвреживания отходов является Самарский государственный технический университет, точнее, его Научно-аналитический центр промышленной экологии, имеющий огромный опыт в проектировании подобных объектов.

Действующему полигону «Тимофеевский» за 15 лет его существования контрольные органы не предъявили ни одного серьезного замечания, и он всегда считался образцово-показательным в Самарской области. Мусоросортировочная станция, которая находится на этом полигоне, по итогам прошлого года имеет самый высокий процент отбора фракций ТКО для вторичного использования во всей Самарской области.

Новый экотехнопарк спроектирован с учетом всех норм безопасности, с учетом всех современных доступных технологий и решений. Участок для будущего строительства расположен достаточно далеко от ближайшего жилья.

Экотехнопарк будет оснащен полуавтоматическим мусоросортировочным комплексом отечественного производства. Системы специальных датчиков будут распознавать и отсортировывать различные виды отходов, пригодные для переработки. Такая система позволит увеличить отбор фракций ТКО для вторичного использования до 35-40% с нынешних 8-10%. В проекте предусмотрен участок компостирования органики и отсева от сортировки. Некоторые проектные решения позволят увеличить процент отбора вторсырья до 50% от всей массы отходов.

— Кстати, президент Владимир Путин говорил о том, что долю отходов, которую можно пустить во вторичный оборот, нужно довести до 50% от всей массы ТКО. Вы считаете, это реально?

— Конечно, реально. Но для этого необходимо выполнить некоторые условия. В частности, внедрить новые технологии переработки отходов, такие как производство RDF-топлива, которое используется в некоторых отраслях промышленности, например при производстве цемента.

Как я уже сказал, в проекте нашего нового экотехнопарка предусмотрен участок компостирования отходов. В Подмосковье подобные технологии уже работают. Там перерабатывают отходы с овощных баз, с рынков и получается замечательное, чистое удобрение. Делают торфяные стаканчики, наполняют их этим компостом, сажают рассаду и все это продают.

К сожалению, есть проблемы со сбытом всей этой продукции. В частности, к работе с RDF-топливом не готова наша промышленность. И здесь, конечно, без содействия со стороны местных и региональных органов власти нам цели не достичь. Ведь пустить практически половину всех ТКО во вторичный оборот — это уровень обращения с отходами развитых европейских стран. А там, как известно, власть уделяет очень большое внимание этой проблеме. Необходимы и административный ресурс, и налоговые льготы для предприятий, которые занимаются такого рода деятельностью.

Кстати, федеральные власти уже занимаются этим вопросом. Есть законопроект по предоставлению налоговых льгот предприятиям, которые начнут внедрять технологии по работе с RDF-топливом.

— Ваш проект строительства нового экотехнопарка критикуют местные экоактивисты…

— Это не критика, а домыслы нескольких местных жителей, а также блогеров из Самары и Тольятти. Претензии, которые предъявляют нашему проекту, абсолютно ни на чем не основаны. Мы уже неоднократно заявляли и подтверждали документально, результатами экспертиз, что экотехнопарк абсолютно безопасен для окружающей среды. Он будет изолирован как от грунтовых, так и от поверхностных вод.

Объект будет находиться в 6,5 километра от окраины села Мусорка. На некоторых фермах запах такой, что дышать невозможно, и расположены они гораздо ближе к населенным пунктам. Но никаких неудобств эти фермы жителям поселений не доставляют.

— И все же жители этого села с недоверием относятся к вашему проекту…

— Это недоверие возникло из-за некоторых недобросовестных предпринимателей, которые работали по принципу «после нас хоть потоп», пренебрегали нормами безопасности на подобных объектах. Мы же вкладываем в проект собственные средства, и, учитывая, под каким пристальным вниманием общественности находимся уже сейчас, любое нарушение при строительстве или эксплуатации объекта может стать причиной потери инвестиции. Поэтому мы сделаем все, чтобы этого не допустить. Кроме того, повторюсь, наша компания имеет уже более 15 лет опыта работы без серьезных претензий, и по-другому мы работать не умеем.

— Что будет отбираться для вторичного использования?

— На сегодняшний день 182 вида отходов запрещено к захоронению: они должны отбираться и идти на переработку для вторичного использования. Причем перечень видов ТКО, которые подлежат отбору и переработке для вторичного использования, пополняется каждый год. Постоянно появляются новые технологии, позволяющие переработать все новые виды сырья. Отбор и переработку черных и цветных металлов, стеклотары, макулатуры наладили еще в СССР. В нулевые годы к этому добавилась ПЭТ-бутылка. Сейчас доля отбора увеличивается за счет различных видов пластика.

— После отбора вторсырья будет оставаться часть неперерабатываемых отходов, так называемых хвостов. Куда вы будете их направлять?

— На специальные карты для хранения неперерабатываемых отходов. Основание этих сооружений представляет собой слоеный пирог из геомембраны, дренажного и выравнивающего слоев.

Продумываем технологию брикетирования неперерабатываемых отходов. Ведь сейчас их переработать нельзя, а завтра это будет уже сырье. Как я уже сказал, каждый год возникают новые технологии переработки отходов для их вторичного использования. Поэтому отходы сейчас нужно сохранить правильно, чтобы в будущем их можно было переработать. К тому же если мы будем их брикетировать, то любой запах от них будет исключен, что даст еще большую защиту для окружающей среды.

— Расскажите о том, что собой представляет полигон «Тимофеевский»? Как начинался этот проект?

— Полигон «Эколайн» введен в эксплуатацию в 2006 году.  Занималась этим проектом команда молодых предпринимателей, которые в основном не были связаны с экологическим бизнесом. Я тоже до того момента не имел к этой теме никакого отношения, работал в сфере торговли. Но когда мне предложили заняться этим, согласился. В то время проблема несанкционированных свалок стояла гораздо острее, чем сейчас, и хотелось сделать что-то действительно нужное для города, построить современный полигон, отвечающий всем экологическим требованиям.

После окончания эксплуатации и запуска нового экотехнопарка «Тимофеевский» будет рекультивирован. Останется лишь мусоросортировочная станция, но и полигон мы не бросим так, как это случилось с другими полигонами под Тольятти, где сейчас работают «черные копатели». За рекультивированной площадкой будет организовано наблюдение, как это и положено по закону.

— Почему до 2019 года почти никто в Самарской области из компаний, занятых в сфере обращения с отходами, не занимался их сортировкой?

— Может быть, не в таких объемах и не так системно, как наша компания, но занимались. Одно дело — отбирать вторсырье по каким-то серым схемам, не вкладывая в этот процесс ничего и пуская средства на личное обогащение, и совсем другое — организовать легальный бизнес, нанять работников, провести электричество на свои средства, закупить оборудование, платить все налоги… Не зря же, когда началась «мусорная» реформа и к полигонам стали предъявлять повышенные требования: их надо было оборудовать весовыми, провести интернет, то для многих наших коллег это стало серьезным испытанием. Мы же уже к началу реформы имели все это на своем полигоне. И многое, что сейчас называют современным экотехнопарком, уже организовано на «Тимофеевском». Напомню, что наша мусоросортировочная станция работает уже 10 лет.

— Один самарский предприниматель рассказывал, что несколько лет назад он купил мусоросортировочную станцию, но почти сразу ее законсервировал, потому что заниматься сортировкой отходов оказалось невыгодно…

— Если бы это приносило убытки, то этим бизнесом никто бы не занимался. Почему у нас получилось, а у этого предпринимателя — нет? Сложно это объяснить в двух словах.

Мусоропереработка — не такой простой процесс. Надо найти потребителей сырья, наладить логистику, подобрать персонал, организовать отбор и брикетирование вторсырья.

Отбор вторсырья должен быть очень тщательным, потому что смешивание разных видов пластика в одной партии может привести к отбраковке всей этой партии. Словом, этот бизнес зависит от очень многих аспектов.

— Насколько рентабелен сейчас рециклинг и какие меры нужны, чтобы переработка была выгодным бизнесом?

— Переработкой можно заниматься, имея определенные объемы отходов. И характерно, что большое количество мусороперерабатывающих предприятий сосредоточено вокруг Москвы, в основном в соседних областях. Здесь этим предприятиям обеспечены и большие объемы московского мусора, и удобная логистика, и дешевая рабочая сила, и содействие местных и региональных органов власти, что немаловажно.

Объем, приемлемый для переработки, по моей оценке, начинается от 100 тысяч тонн в год.

— Как вы относитесь к идее постройки мусоросжигательных заводов? Решат ли они проблему накопления отходов?

— К идее мусоросжигания я отношусь отрицательно. Может быть, на Западе эти технологии и безопасны, но в российских реалиях их внедрение может привести к негативным последствиям. Для мусоросжигания существуют дорогостоящие фильтры, но нет уверенности, что в России кто-то не захочет на них сэкономить. Есть пример с инсинераторами, автоматами по сжиганию медицинских отходов, которые тольяттинский муниципалитет закупил лет десять назад. Их тогда установили временно на нашей территории. Приезжают французы для монтажа этих установок, и я интересуюсь у них, куда засыпать фильтрующие материалы. Мне отвечают: на ваших установках не предусмотрена фильтрация. Она должна быть на этом оборудовании, но кто-то из российских специалистов сэкономил и поставил вместо фильтров макеты. То есть все продукты сгорания на этих автоматах просто шли в атмосферу.

Проконтролировать эти продукты сгорания очень трудно: в России анализ на диоксины делает лишь пара-тройка институтов и за очень большие деньги. А диоксины — это самый высокий, первый класс опасности. Если сжечь любой пластик, то в дыму обязательно будут присутствовать диоксины — опаснейшие для здоровья вещества, мощнейшие канцерогены.

Есть вопросы и к экономической стороне этого проекта. Существуют расчеты, которые показывают, что генерация электроэнергии на заводах, которые планируются к постройке, окажется гораздо дороже, чем на существующих российских электростанциях. За счет чего будут покрываться убытки от этой технологии? За счет роста коммунальных тарифов?

Кроме того, из бытового мусора, который является отходом четвертого-пятого класса опасности, вы получите пепел, имеющий второй-третий класс опасности. И он также является отходом, но захоранивать его гораздо сложнее и дороже.

В Западной Европе технология получения электроэнергии путем сжигания отходов получила большое распространение, но в последнее время мир приходит к пониманию того, что этот путь ошибочен. Отходы надо не сжигать, а перерабатывать.

Полигоны для захоронения отходов стали в последнее время одной из самых конфликтных тем в России. Почему так произошло? Как сделать процесс захоронения мусора максимально безопасным для окружающей среды?

— Нужно, во-первых, внести ясность: есть свалки мусора и есть полигоны по захоронению отходов. Свалка — это просто куча мусора, а современный полигон — это сложное инженерное сооружение, где предусмотрены все меры безопасности: от системы пожаротушения до водоотведения и очистки фильтрата. Если при захоронении отходов соблюдать все предусмотренные законом условия, то никаких проблем при эксплуатации не возникнет. Поверхностные и грунтовые воды не загрязняются, если создать изолирующий слой и дренажную систему. У нас, кстати, в водоеме для стока фильтрата рыба завелась. Понятия не имею, каким образом, сами мы мальков туда не запускали. Видимо, за счет того, что плотность отходов мы поддерживаем очень высокую, своевременно пересыпаем слои отходов грунтом, соблюдаем все технологии безопасности, вода в пруду стала чистой, туда начали прилетать птицы и занесли икру рыб из других водоемов.

От сильного запаха защищает качественное уплотнение отходов и своевременное пересыпание их грунтом. От разлета легких фракций мусора — заграждения. В новом экотехнопарке у нас вообще разгрузка отходов будет происходить в закрытом здании, чтобы мусор по территории не разлетался.

Печально, что некоторые общественники делают выводы о вреде полигонов, даже не удосужившись подвергнуть свои догадки элементарной проверке. Потом они публикуют свои домыслы под видом фактов, нагнетая необоснованные страхи у людей. Так, один общественник писал в соцсетях, что геомембрана полигона «Тимофеевский» может порваться из-за дозагрузки полигона. А ведь достаточно открыть школьный учебник физики, чтобы понять, что такого просто не может случиться. К сожалению, такие люди тоже способствуют негативному отношению в обществе к полигонам по захоронению отходов.

На мой взгляд, основная проблема — не полигоны, которые официально зарегистрированы и легально работают, а несанкционированные свалки. Выйдите на берег Волги — и вы ужаснетесь количеству мусора, который здесь брошен отдыхающими гражданами. Не исключаю, что среди этих отдыхающих немало тех, кто выражает свою озабоченность состоянием легальных полигонов в соцсетях и требует их закрыть.

— Наступит ли когда-нибудь время, когда мы вообще откажемся от захоронения отходов? Можно ли найти вторичное применение для всех отходов?

— Такое возможно, если власть и общество будут планомерно этого добиваться. Но пока объемы отходов только растут. И главная причина этого — упаковка. Каждый товар сейчас упаковывается. А еще 25-30 лет назад такого не было. Пластиковые пакеты были редкостью, их стирали и использовали многократно. Молоко, сметану, подсолнечное масло в магазинах разливали в принесенный покупателем бидон или в стеклотару. Молочные бутылки по большей части сдавались. Крупы, кондитерка продавались в оберточной бумаге. В результате отходы у нас были в основном органические, их было мало, и полигонов хватало надолго. С тех пор за счет пластиковой упаковки объем отходов вырос в несколько раз. Но самая главная проблема в том, что выпуск такой упаковки никак не регулируется государством. В итоге мы имеем огромное количество сортов пластика, и далеко не все эти виды можно переработать. Эта проблема характерна не только для России, и решать ее необходимо в кооперации с другими странами. Достаточно унифицировать выпуск упаковки, изготавливать ее только из тех материалов, технологии переработки для которых уже существуют, и половина этой проблемы будет решена.

Одноразовые пластиковые пакеты и посуду нужно просто запретить, как это уже сделано во многих странах мира. Кое-где выпуск такой продукции даже подпадает под уголовное преступление и очень сурово карается. Ничего катастрофического не случится: еще совсем недавно мы ходили в магазины с собственными сумками, авоськами, почему бы не вспомнить те времена.

— Раздельный сбор отходов поможет решить проблему?

— Конечно, поможет. Он существенно увеличит долю фракций, которая будет отбираться для вторичного использования. И не надо десяти контейнеров, как это принято во многих западных странах. На мой взгляд, достаточно двух: один для пищевых отходов, другой — для упаковки.

 

Читать далее

Руководитель ООО «Эколайн» ответил на обвинения экозащитников.

— Что за объект будет строиться в Мусорке? Вы говорите об экотехнопарке, но в терсхеме по обращению с отходами он обозначен как полигон захоронения ТКО с мусоросортировкой…

— Буквально третьего декабря мы направили в Минэнерго письмо с просьбой о корректировке территориальной схемы по обращению с ТКО. Кроме сортировки и площадки для размещения неутилизируемых балластных фракций ТКО, мы собираемся строить на этой земле производство пеллет из древесных отходов, RDF топлива на основе хвостов сортировки, полимерных и песчано-полимерных изделий, вторичного строительного щебня, также проектируем зону переработки полимеров и резино-технических изделий. Отмечу, что сортировку мы планируем строить полуавматического типа, что существенно увеличивает глубину отбора полезных перерабатываемых фракций из отходов.

— Активисты из Мусорки утверждают, что на участке, где планируется строительство экотехнопарка водятся животные и произрастают растения, занесенные в Красную книгу, а рядом расположена ключевая орнитологическая территория (КОТР), где гнездятся редкие птицы. Как вы прокомментируете это утверждение?

— Проектировал экотехнопарк Самарский государственный технический университет, он запрашивал все необходимые в таких случаях документы. Имеются справки от Минприроды Самарской области о том, что охраняемых природных территорий нет ни на самом участке, ни вблизи его.

— Инициативная группа, которая выступает против строительства объекта, якобы располагает письмом из Минприроды, где говорится, что участок строительства находится в водоохранной зоне…

— Я не знаю, что за документ есть у инициативной группы, но у нас есть письмо из того же Минприроды, подписанное заместителем министра природных ресурсов, где говорится об отсутствии на участке водоохранных зон и месторождений воды. Такого водоема нет и в кадастре.

Насколько мне известно, на участке раньше была сооружена незаконная дамба, из-за которой весной один из оврагов наполнялся талой водой, а летом пересыхал. Весной в паводок, дамбу размыло и, соответственно, опасной запруды больше нет.

— Представитель ОНФ Станислав Бугреев обвинил вашу организацию в подлоге. Вы якобы заявили для обследования совсем не те участки, на которых будет строиться экотехнопарк…

— Это какой-то нонсенс. Изыскания на участке строительства делала организация АО «Волгагеология». Документ лег в основу проекта. Я не понимаю, как изыскания одной территории можно выдать за экспертизу другого участка, и включить ее в проект. Это попросту невозможно.

— На собрании присутствовал представитель АО «ВолгоНИИгипрозем», который говорил об угрозе водоносным слоям, от которых питается, в частности, Мусорка…

— Так может говорить только либо очень некомпетентный человек, либо тот, кто умышленно пытается ввести в заблуждение население Мусорки с целью раскачать ситуацию. Подземный поток под участком течет в направлении Сусканского залива, то есть в противоположную от Мусорки сторону. По-другому он течь не может: таков рельеф местности. Пример: река Ташелка, которая тоже течет, исходя из рельефа, в сторону Сускана. Или специалист из «ВолгоНИИгипрозема» считает, что вода может двигаться наверх сама по себе?

Кроме того, экотехнопарк будет строиться по проекту, который исключает попадание вредных веществ в грунтовые воды даже в теории. От поверхности земли до подземных вод на нашем участке – 40 метров, а на дно площадки для хранения неутилизируемых фракций ТКО мы укладываем целый «пирог» из различных защитных материалов, включая специальную пленку — геомембрану. Такая же есть у нас на полигоне «Тимофеевкий». Грунтовую воду из-под этого полигона регулярно берут для проверки сотрудники «Росприроднадзора», и привлеченные ими эксперты ни разу никаких превышений концентрации вредных веществ не нашли. Эту воду можно пить, не опасаясь за свое здоровье, что я уже демонстрировал (видеоролик, где Андрей Лазуткин пьет воду из скважины на полигоне «Тимофеевский», есть в сети – прим. ред.).

— Тот же специалист говорил об отсутствии в проекте экспертиз, например, археологической. Он считает, что выводы о пригодности участка для строительства, сделаны на основании экспертиз с истекшим сроком действия. Он утверждает, что на участке нужно, цитирую: «бурить скважины через каждые 50 метров, и смотреть что, как и куда»…

— Я не знаю, на основании чего этот специалист делает такие утверждения. Ни Владимир Морев, ни Станислав Бугреев, ни привлеченные ими экологи, ни «ВолгоНИИгипрозем» к нам за документами или комментариями не обращались. Все экспертизы, необходимые для начала строительства, нами уже проведены, включая и археологию, и сетчатое бурение, которое, вероятно, имел в виду сотрудник «ВолгоНИИгипрозема». Я не думаю, что такая авторитетная организация, как Самарский государственный технический университет, может использовать при проектировании просроченные экспертизы. Ведь в этом случае контракт на проектирование не будет должным образом исполнен.

Мы ничего не скрываем, и можем предоставить всю необходимую информацию. Проблема лишь в том, что господа Морев и Бугреев по какой-то причине не хотят идти с нами на контакт. Вот и на открытое заседание собрания представителей Мусорки нас почему-то никто не пригласил, хотя мы были готовы ответить на любые вопросы.

— Владимир Морев утверждает, что у них имеется акт экспертизы геодезической компании «Геоштейгер». В нем говорится, что на вашем участке строить экотехнопарк нельзя…

— Мы уже обращались в эту организацию за комментариями, и нам ответили, что действительно проводили изыскания, но не делали выводов о невозможности строительства на нашем участке. Вы говорите, что Бугреев обещал где-то опубликовать свои документы? С нетерпением ждем этого, чтобы ознакомиться с ними…

— В любом случае, население Мусорки пока не слишком положительно относится к проекту строительства вашего экотехнопарка в границах сельского поселения…

— Думаю, что такое негативное мнение сложилось, потому что до жителей, осознанно или не осознанно, доносят неверную, искаженную информацию о проекте. Со временем все обязательно прояснится, и точка зрения сельчан изменится. Я уверен, что в Мусорке появление экотехнопарка никто даже не заметит. А вот налоги в местный бюджет, и, соответственно, хорошие дороги, детские площадки и другое благоустройство он принесет. Кроме того, не следует забывать, что к объекту будет протянута линия электропередач, которую можно, и даже нужно будет использовать для электрификации участков для молодых семей. Сейчас, напомню, строительство на них не ведется в том числе и потому что здесь нет электроэнергии. Подключать молодые семьи к нашей линии электропередач мы намерены совершенно бесплатно.

Репортаж о собрании представителей прошедшем по поводу строительства экотехнопарка 30 ноября здесь.

Документы предпроектной документации

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте» Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

Андрей Лазуткин: «До жителей Мусорок доносят искаженную информацию о нашем проекте»

 

 

 

 

 

Читать далее

В Мусорке Ставропольского района прошло открытое собрание представителей сельского поселения по поводу планов строительства экотехнопарка (инициатор проекта ООО «Эколайн»). Объект, который сейчас отмечен в территориальной схеме обращения с отходами как мусоросортировка и полигон ТКО, вызывает бурление сельской общественности уже около года. В марте этого года в ДК Мусорки состоялось собрание жителей с обсуждением этого проекта. Тогда в зал набилось столько взволнованных этим проектом жителей, что не всем хватило мест, и люди стояли в проходах. Стоит ли говорить, что все явившиеся тогда на собрание были против экотехнопарка. Кому понравятся планы по строительству чего-то связанного с отходами, пусть и почти в семи километрах от твоего дома?

Но вот прошло несколько месяцев, и страсти немного поутихли. Нет, жители не изменили своего мнения по поводу строительства экотехнопарка, но некая усталость от протеста уже чувствуется. На собрание, которое прошло 30 ноября, пришло несколько десятков человек (в Мусорках проживает больше тысячи жителей), и в зале было много пустых мест. Планировался десант из соседних сел, но приехали только три жителя Узюково.

Посетил заседание и тольяттинский коммунист, депутат гордумы Павел Митковский, который выступил против строительства экотехнопарка, поддерживая молодые семьи, получившие в Мусорках землю под индивидуальное жилищное строительство.

Собрание продолжалось дольше часа и большую часть этого времени нынешние лидеры мусорского протеста Владимир Морев и член регионального ОНФ Станислав Бугреев зачитывали материалы их расследования по поводу строительства экотехнопарка. Делали они это очень подробно, останавливаясь на всевозможных деталях, комментируя, выстраивая версии и иногда повторяясь. У части аудитории это, видимо, вызвало скуку, и к концу доклада несколько слушателей покинули зал. Сельчане не поняли зачем их вообще собирали в субботний день и высказали претензии об этом Мореву, Бугрееву и председателю собрания представителей села Александру Мальчикову.

Впрочем, ответ на этот вопрос буквально маячил у сельчан перед глазами в виде бодрой и слегка растрепанной журналистки и видеооператора: судя по всему, именно для них создавалась массовка. В зале можно было заметить представителей и других СМИ.

В финале также выступили представитель общественной организации «Экологический контроль Самарской области» Дмитрий Орлов и советник аппарата управления АО «ВолгоНИИгипрозем» Иван Кретов. Оба они в своих выступлениях сконцентрировались на якобы существующих угрозах для местной природы и здоровья сельчан от экотехнопарка.

 

Подробно расписывать все претензии к объекту нет возможности: это заняло бы слишком много места. Остановимся на основных пунктах обвинений:

  1. Участок строительства якобы расположен в водоохранной зоне. Один из оврагов в этом месте перекрыт самовольно построенной дамбой, и весной заполняется талыми водами. В настоящее время этого водоема не существует, но активисты располагают неким документом из Минлесхоза Самарской области, который утверждает обратное. (Парадокс в том, что инициаторы строительства аргументируют документом из того же ведомства, в котором сказано, что никаких водоемов и водоохранных зон на месте строительства нет. Подробнее об этом здесь)
  2. Место строительства расположено близко к орнитологической территории, где гнездятся редкие птицы, а на самом участке предполагаемого экотехнопарка есть краснокнижные растения.

(Этот пункт обвинений «Эколайн» тоже отрицает, аргументируя материалами все того же Минлесхоза.)

  1. На участке строительства есть земли лесфонда.
  2. Экотехнопарк и, в частности, полигон неперерабатываемых отходов, который предполагается построить в его рамках, может угрожать подземным источникам воды. («Эколайн» утверждает, что это неправда, опираясь на имеющиеся в его распоряжении изыскания геологов).

 

Отметим, что «Эколайн» не согласен с большинством пунктов обвинений, с точкой зрения директора компании можно ознакомиться здесь.

 

 

Станислав Бугреев: «Слона надо кушать по частям»

 

— Я так понял, что у вас есть заключение экспертной организации о том, что на земельном участке, где «Эколайн» намерен строить экотехнопарк, строительство исключено…

— Мы разговаривали со специалистами, которые готовили, и они сказали, что заказчиком, то есть «Эколайном» были заявлены не те участки, которые налагались бы на заявленный участок.

— Вы приглашали на эту встречу представителей «Эколайна»?

— Нет, я не приглашал, так как это мероприятие инициировано собранием представителей сельского поселения. Они готовили повестку и рассылали приглашения. Александр Иванович (Мальчиков, председатель собрания представителей с.п. Мусорка – прим. ред.) говорил, что приглашал министерство (энергетики и ЖКХ Самарской области – прим. ред.), но почему-то никто не приехал. Жители неоднократно призывали показать документацию, что имеется. Даже есть ответ. В ответе примерно следующее: группа компаний «Эколайн» готова сотрудничать и предоставлять всю необходимую информацию, а по факту мы видим обратное. У нас есть реальные аргументы, мы не голословим. Почему мы не обнародуем все документы на этом этапе? Потому что тем самым мы предоставим нашим оппонентам свободу маневра.

— Есть мнение, что вы связаны с руководителем группы «Эковоз» Денисом Волковым. Может быть, потому что вы оба состоите в региональном ОНФ. Можете прокомментировать?

— Волков состоит в ОНФ, мы периодически видимся на конференции. Я не вешаю ни на кого ярлыки, меня пытались в чем-то уличить, вот как вы подходите, неудобные вопросы задаете. Я всем отвечаю прямо и открыто: мне неинтересно чье-то мнение. Я здесь, чтобы услышали мнение жителей, чтобы учли это мнение.

— Если к вам обратятся жители Васильевки, где группа «Эковоз» собирается строить то ли экотехнопарк, то ли полигон, вы будете оказывать им помощь и добиваться, чтобы их услышали?

— Слона надо кушать по частям. За всем бежать сразу нельзя.

(В Васильевке Ставропольского района планируется строить некий объект по обращению с отходами ООО «ЭкоРесурсПоволжье». Подробнее об этом проекте здесь и здесь).

 

 

Владимир Морев: «Мое личное время никто не оплачивает»

 

— Вы, как член инициативной группы, осуществляете свою деятельность уже много месяцев. Но фактически это большая работа, требующая к тому же немалых затрат. Например, проведение экспертиз, командировки и так далее. Как вам удается находить средства на эту деятельность?

— В первую очередь задействуются мои личные средства: бензин, какие-то технические ресурсы. Мы пытались выйти на юристов и адвокатов, но их услуги оказались для нас слишком дороги. И есть некая рабочая группа единомышленников, которая работает над многими вопросами, в том числе сбором средств. Так были собраны деньги на горючее для поездки в Москву, на какие-то другие издержки, связанные с поездкой. И я не знаю, как они собирались, я эти деньги даже в руках не держал.

Также мы нашли поддержку у фермерского хозяйства «Василек», которое возглавляет Алексей Шведов, и он профинансировал самую существенную часть наших затрат – экспертизу. Это предлагали сделать и мне, у меня есть индивидуальное предприятие, но я не мог этот бюджет осилить. Мы работали с общественными организациями, например, «Чистая страна», их услуги абсолютно бесплатны. Мы сотрудничаем еще с тремя институтами, и их деятельность тоже абсолютно бесплатна. Мы вынуждены будем снаряжать экспедицию в следующем году по подтверждению охраняемых территорий. Нам нужны уточненные данные по растительности и животному миру. Там тоже будут затраты, и кто их возьмет на себя, пока вопрос открытый. Но самое дорогое во всем этом процессе — время. На перекрытие этого ресурса мне лично никто денег не дает, и слава Богу.

— Вы перечисляли в своем докладе ключевые орнитологические территории в Ставропольском районе, но почему-то не сказали, что такая территория есть и в Васильевке – озеро Типкуль и водоемы на бывшем свинокомплексе Поволжский. Почему?

— У нас есть документ, в котором есть рекомендации по созданию ООПТ, мы брали информацию оттуда.

— Вас приглашали в «Эколайн» для того, чтобы обсудить спорные моменты по проекту экотехнопарка, и вы не пришли…

— Был звонок Андрею Лазуткину по просьбе его друзей, но я не поехал, потому что был, во-первых, очень загружен, а во-вторых, когда я спросил, какая у него имеется документация, он мне отказался дать ответ, потому что у него нет расстановки объектов, это цитата. Поэтому о проектной документации разговора пока быть не может. А в частной беседе он мне пообещал рассказать о планах и мероприятиях, которые велись. Но в данной ситуации я не могу воспринимать эту информацию как публичную, поэтому встреча не состоялась.

 

С подробным ответом на претензии экоактивистов директора ООО «Эколайн» Андрея Лазуткина, а также со сканами документов, подтверждающих аргументы инвестора, можете ознакомиться здесь.

 

Читать далее

Несколько жителей села Мусорка во главе с членом самарского отделения Общероссийского народного фронта Станиславом Бугреевым (который в поселении не проживает) выступили с инициативой о восстановлении дамбы в одном из оврагов Ставропольского района. Это сооружение задерживало талые и дождевые воды, создавая небольшой искусственный водоем в овраге. В настоящее время дамба разрушена и, соответственно, воды в овраге нет. Пикантность ситуации в том, что этот отсутствующий в настоящее время пруд является одним из главных аргументов инициативной группы жителей села, которые выступают против строительства в этом районе экотехнопарка.

Информация о том, что в Мусорках будет построен экотехнопарк и полигон неперерабатываемых отходов в его составе появилась год назад. В марте состоялась встреча главы Мусорок Виктора Вечканова с жителями села, на которой обсуждалась тема со строительством этого объекта. Тогда же в селе возникла инициативная группа, выступавшая против строительства объекта, который активисты считали экологически опасным.

В последнее время в составе этого протестного движения произошли изменения. Руководить им стал член самарского Общероссийского народного фронта Станислав Бугреев, который в Мусорках не проживает. Отметим, что членом регионального штаба ОНФ является руководитель группы компаний «Эковоз» Денис Волков, который является прямым конкурентом инициатора строительства экотехнопарка — ООО «Эколайн».

С появлением Бугреева именно тема водоохранной зоны, которая юридически исключает строительство экотехнопарка, стала превалировать в риторике экозащитников. Искусственный пруд вплотную прилегает к территории, которую ООО «Эколайн» рассматривает как один из возможных участков для возведения экотехнопарка. По словам руководителей компании, объект будет включать в первую очередь мощности по переработке бытовых отходов, но и строительство полигона для того мусора, который переработать не удастся, здесь тоже будет.

«Эколайн» считает, что никаких препятствий для строительства объекта нет, и что активисты преувеличивают экологическую опасность объекта. У компании имеется гидрогеологическое заключение ОАО «Волгагеология», которое говорит, что «на участке проектируемых работ… статический уровень подземных вод устанавливается на абс. отм. ~- 86-89м». Кроме того, по мнению специалистов самарского геологического предприятия, поток подземных вод «имеет преимущественно западное, юго-западное направление в сторону Сусканского залива и реки Волга», то есть в противоположную от Мусорок сторону. Также «Эколайн» имеет ответ из регионального Минлесхоза, в котором говорится об отсутствии на участке водных объектов и месторождений, подписанный заместителем министра Максимом Шаго. Также инициаторы проекта уверяют, что построят гидротехнические сооружения, которые исключат попадание талых вод на участок, занятый экотехнопарком, и направят поток в сторону Сусканского залива.

Однако утверждения инициативной группы также небеспочвенны. Один из ее членов Владимир Морев прислал «ЭкоВолге» фрагмент некоего документа, подписанного сотрудником того же Минлесхоза Дмитрием Минхом. В нем чиновник отвечает на некий запрос, утверждая, что участок с определенными координатами в районе Мусорок содержит водоохранную зону. Полную версию ответа Минха Морев предоставить отказался, заявив, что документ ему не принадлежит. Он посоветовал за всеми подробностями обращаться к вышеупомянутому члену ОНФ Станиславу Бугрееву, с которым связаться не удалось: на запросы по электронной почте, через его странички в соцсетях, а также через региональное подразделение «Народного фронта» активист откликнуться не пожелал.

Чтобы разрешить возникшее противоречие, «ЭкоВолга» направила запрос в правительство Самарской области, ответ на который пока не получен.

Визуальный осмотр показал, что никакого водоема на месте предполагаемого строительства экотехнопарка сейчас не существует. Отсутствует даже что-либо похожее на высохший пруд: как то водоросли, следы потоков воды и т.п. Есть разрушенная дамба (на фото) и овраг, в котором растут сухопутные деревья и кусты.

Между тем, Бугреев на своей страничке одной из соцсетей уже пишет о намерении восстановить разрушенную дамбу, и в этом ему якобы обещает помочь глава Мусорок Виктор Вечканов. Однако тот в телефонном разговоре это опроверг. По его словам, пруд в овраге соорудили для водопоя скота, который пасется в окрестностях. Весной этот искусственный резервуар наполняется талыми водами, а летом пересыхает. Дамба, как сообщил Вечканов, является абсолютно незаконным сооружением, и он не имеет права как-то содействовать в ее восстановлении.

Ситуация со строительством экотехнопарка в Мусорках действительно сложная. С одной стороны такой серьезный проект, какой затеял «Эколайн», требует тщательного общественного контроля и изучения. И если в районе строительства действительно есть водоохранная зона, то такой объект возводить в данном месте нельзя.

С другой стороны, самовольно построенная дамба – это незаконное и потенциально опасное сооружение. Его риски на фоне недавней катастрофы с массовой гибелью людей в Красноярском крае объяснять, видимо, никому не надо. Впрочем, можно не ходить за примерами столь далеко и вспомнить прошлогоднюю катастрофу в том же Ставропольском районе, когда из-за прорыва талыми водами самовольно поставленных дамб едва не смыло Тимофеевку и Нижнее Санчелеево. Тогда погиб один человек, хозяйству жителей поселений был нанесен серьезный ущерб.

Экотехнопарк пытаются утопить в пруду Экотехнопарк пытаются утопить в пруду

На участке, где предполагается строительство экотехнопарка, нет никаких следов пруда.

 

 

Читать далее

В Мусорке Ставропольского района прошла встреча главы поселения Виктора Вечканова с жителями. На повестке дня стоял вопрос о свалке в окрестностях села, которую якобы планируется строить.

Накануне собрания в социальных сетях появилась информация о продаже участка и якобы имеющихся у «Эколайна» планах об открытии на участке свалки. Вечканов был не согласен с некоторыми деталями этих сообщений, и решил объясниться с односельчанами.

Как выяснилось из выступления главы поселения, участок площадью 25 га с сельхозназначением продала его супруга. «Это земли не принадлежали поселению, это паевые земли, которые выделялись вам всем (также, как и мне)», — пояснил Вечканов. Участок представляет собой один большой овраг, окруженный лесом. В настоящее время владельцем участка, будущее которого обеспокоило сельчан является Андрей Сухно, который входит также в состав учредителей ООО «Эколайн». Эта компания владеет полигоном по захоронению бытовых отходов «Тимофеевский» под Тольятти. Полигон подходит к пределу своего заполнения, и компании необходимо подыскивать другую площадку для его размещения.

Мусорка обсудила с главой села планы по строительству полигонаВиктор Вечканов опроверг сообщения о том, что земельный участок «втихаря от жителей перевели под свалку». По его словам, назначение участка не изменено, и он по-прежнему, годен только для сельскохозяйственной деятельности. Для того чтобы открыть на этом участке свалку, землю необходимо перевести в разряд спецназначения. Это длительная и сложная процедура, одним из этапов которой являются общественные слушания – собрание всех жителей села с итоговым голосованием по этому вопросу. «На данный момент нет ничего, — заверил собравшихся Вечканов. – Если через какое-то время заявится компания «Эколайн» c просьбой о переводе земельного участка, то вопрос в обязательном порядке пройдет через публичные слушания. Решение все равно будет за вами».

Как можно было ожидать, народ эти объяснения не удовлетворили. Слишком велик страх перед возможностью строительства полигона в окрестностях села. Полигон «Тимофеевский» — один из лучших в регионе, он построен по европейским стандартам. Участок, принадлежащий Сухно, находится примерно так же далеко, как и жилые кварталы Тольятти от тимофеевской свалки, о которой в городе вообще мало кто знает. Но «Эколайну» все равно будет невероятно сложно убедить жителей Мусорок в экологической безопасности своего проекта.

Мусорка обсудила с главой села планы по строительству полигонаЛюди не верят, что власть и коммерсанты не обманут. Сельчан беспокоит, не скажется ли строительство свалки на состоянии грунтовых вод в районе Мусорок, ну и конечно, опасность ароматов от свалки.

Нужно отметить, что встреча прошла на удивление спокойно, по крайней мере по сравнению с другими массовыми мероприятиями по подобным поводам. Лишь один участник – фермер из Мусорок постоянными выкриками с места прерывал Вечканова. Правда никаких конкретных предложений он так и не высказал, лишь предъявлял главе претензии по поводу продажи земельного участка.

Жительница Мусорок представившаяся Ольгой, по-видимому, хорошо изучившая вопрос, доложила собравшимся, что, если «Эколайн» начнет строить полигон в купленном господином Сухно овраге, то никаких норм он не нарушит. «По СанПин полигон должен находиться на расстоянии не менее полутора километров от последнего дома в населенном пункте, у нас от последнего дома – четыре с лишним километра», — подсчитала она. У Ольги созрел свой план, как остановить «Эколайн». Она считает, что глава должен написать письмо в Министерство энергетики и ЖКХ с просьбой исключить участок возле Мусорки из территориальной схемы обращения с отходами, и если откажут, то судиться. Правда, для этого нужно нанять адвокатов, но на какие деньги это будет сделано, пока непонятно.

Мусорка обсудила с главой села планы по строительству полигонаКстати, в субботу, 16 марта, должен был состояться митинг жителей Мусорок по поводу планов открытия полигона в окрестностях села. Однако заявку на проведение мероприятия не одобрили, поскольку на месте предполагаемого митинга было запланировано мероприятие. Организатор митинга – та самая Ольга, которая активно выступала на встрече с главой поселения. Сама она, по-видимому, не планирует в дальнейшем организацию массовых мероприятий в Мусорках. «Ну будем мы устраивать митинги, что нам это даст? Ничего. Пришли, покричали, разошлись». – прокомментировала она ситуацию для «ЭкоВолги63». В ее планы входит направление письма в правительство с предложением исключить земельный участок около Мусорок из территориальной схемы обращения с отходами и суд в случае отказа. При этом она отдает отчет в том, что судебный процесс придется финансировать из карманов жителей села, потому что возложить эти расходы на бюджет поселения невозможно, даже если этого сильно захочет глава.

Бороться она намерена до конца, так как, по ее мнению, на участке планируется организовать полигон неперерабатываемых отходов, который нанесет вред окружающей среде, а расстояние в 4-7 километров от жилых домов Мусорок до полигона слишком мало. «В Самарской области много брошенных деревень, — считает она, — так делайте там, где люди не живут». Слухи о том, что она является помощником одного из депутатов губернской думы, который в свою очередь близок к группе «Эковоз» (конкурент «Эколайна), она опровергла.

Глава поселения Мусорки Виктор Вечканов выразил свою позицию для «ЭкоВолги63» следующим образом:

— Я пока не знаю, что это за проект. У нас пока от «Эколайна» нет ни экспертиз, ничего.

Неизвестно, будут ли они вообще что-то там строить. Все не так просто. Что касается письма в правительство, мы вместе с собранием представителей будем в ближайшее время разбираться, как такое письмо составить и направить. Что касается суда, то здесь все еще сложнее. Включить в бюджет села судебные издержки на этот процесс мы не сможем, потому что расходы на это не заложены. И я пока не вижу ни способа их туда заложить, ни вообще предмета для иска.

Некоторые люди, безосновательно начинают нагнетать ситуацию, раздувать эту тему. Не знаю какую цель они преследуют. Оснований пока никаких нет. Насколько я знаю, у «Эколайна» не один участок, а несколько. Где именно он будет строить новый полигон, пока непонятно. 

Свою позицию выразил и директор ООО «Эколайн» Андрей Лазуткин:

— Да, действительно, участок возле села Мусорки, как один из потенциальных, рассматривается нашей компанией под строительство экотехнопарка. Но пока не проведены проектные изыскания, говорить о строительстве преждевременно. Что касается его экологических рисков, то опасения жителей Мусорок, мягко говоря, слишком преувеличены. В зоне предполагаемого строительства уровень залегания грунтовых вод – 40 метров. Для сравнения под полигоном «Тимофеевский» грунтовые воды находятся на глубине 16 метров, и ни одна проверяющая структура за все годы существования полигона не нашла в них загрязнений от свалки. Более того, течение подземного потока направлено совсем в противоположную сторону от Мусорок. Да и роза ветров в районе Мусорок такова, что преобладающее направление ветра выдует весь запах от полигона НБО, который планируется построить в рамках экотехнопарка, в сторону Ульяновской области. Проверить это можно, просто заглянув в интернет. Я уж не говорю о том, что расстояние от полигона до села такое, что никакого запаха в селе почувствовать будет невозможно при любых раскладах. Спросите жителей Центрального района Тольятти или жителей Нижнего Санчелеево, чувствуют ли они запах отходов от полигона «Тимофеевский», а ведь рядом с ним ещё два полигона МУП «Экология» и ООО «Экология-Пром».

Однако подчеркну – пока идут проектные изыскания и говорить о том, что мы наверняка что-то построим на участке под Мусорками, нельзя.

Читать далее