Границы нацпарка «Самарская лука» могут изменить

Особо неохраняемая территория

Газета «КоммерсантЪ» рассказала о скандале развернувшемся в последнее время вокруг НП «Самарская лука»

В последние 10–15 лет ученые, экологи и другие защитники природы заявляют о деградации заповедной системы. Ситуация, по их мнению, усугубилась во время подготовки к Олимпиаде в Сочи 2014 года. Горнолыжные спуски, канатные трассы и отели захотели разместить в Сочинском нацпарке, но действовавшие в то время нормы этого не позволяли. Тогда власти изменили природоохранное законодательство, чтобы легализовать олимпийскую стройку: в 2006 году в федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях (ООПТ)» внесли поправки, разрешающие строить спортивные объекты в национальных парках. «Это открыло ящик Пандоры: все поняли, что если нельзя, но очень хочется, то можно все», — говорит эксперт «Гринпис России» Михаил Крейндлин.

Хуже всего приходится заповедным землям вблизи крупных городов. Одна из таких территорий — «Самарская Лука». Первый в России национальный парк, созданный по инициативе общественников, имеет дело со всеми трудностями и препятствиями, с которыми столкнулась современная российская заповедная система.

Многие проблемы «Самарской Луки» можно было предсказать еще на этапе создания — из-за его расположения. 134 тыс. га раскинулись между двумя городами — Тольятти и Самарой. Парк от них отделяет Волга. «Есть некоторые парки, например «Чаваш вармане» (Чувашия), где всего несколько въездов! А у нас взял лодку, переплыл — и ты уже на месте,— говорит замдиректора по научной работе парка Евгений Быков.— Со стороны Тольятти 700 тыс. человек, со стороны Самары 1,2 млн человек, со стороны Новокуйбышевска 100 тыс. с лишним, Сызрань еще рядом — еще где-то тысяч 200. Все они едут сюда отдыхать. Как за всем этим потоком парку уследить?!»

В нацпарк приезжают не только туристы, оставляющие мусор и тлеющие костры, но и любители поохотиться. «Территория Самарской области — это лесостепь. Лесистой местности порядка 11%, то есть лесов очень мало,— рассказывает председатель ассоциации журналистов-экологов, член Общественного совета Минприроды Александр Федоров. Он работал в «Самарской Луке» несколько лет после ее создания в 1984 году.— А тут прямо напротив Самары прекрасные леса. Ну где чиновнику отдохнуть? Конечно же, поехать на ту сторону Волги в нацпарк и поохотиться».

В большинстве национальных парков охота полностью запрещена, как и любая другая деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам, растениям и животным. Нарушителям грозит штраф до 500 тыс. руб. или до двух лет лишения свободы (ст. 258 УК РФ).

Но даже при всем желании парк не сможет отследить всех переплывших с другого берега с ружьем за спиной.

На 134 тыс. га «Самарской Луки» приходится 35 инспекторов. Эта проблема характерна для многих природоохранных территорий: из-за низкой зарплаты в 10–12 тыс. руб. сложно найти желающих. Привлечь к ответственности за незаконную охоту на ООПТ тоже получается далеко не всегда — например, в 2018 году по этой статье были осуждены лишь 174 человека во всей стране.

По мнению бывших и действующих сотрудников парка, не последнюю роль в сегодняшних проблемах «Самарской Луки» сыграл один из ее бывших директоров — Владимир Назаров, возглавлявший нацпарк 18 лет, с 1989-го по 2007-й: якобы именно при нем «на поток» встала так называемая VIP-охота. В самом центре нацпарка мог приземлиться вертолет c охотниками. «Он был таким простым парнем. Когда к нему приходили и разговор был дружелюбный, он по-доброму относился к любым предложениям,— вспоминает Александр Федоров.— Это касалось и организации охоты, и выделения участков для разной деятельности, в том числе под застройку». «Он был весь из себя такой бизнесмен»,— иронизирует другой сотрудник нацпарка, работавший с господином Назаровым.

«Самарская Лука» привлекала не только охотников и туристов, но и девелоперов.

На большей части нацпарка любое строительство запрещено, однако со временем на берегу Волги стали одна за другой появляться турбазы.

Как выяснили сотрудники Росимущества, парк без их согласия «незаконно распоряжался федеральным имуществом»: с 2002 по 2006 год руководство заключило более 70 договоров аренды с компаниями. Позже все эти сделки были признаны недействительными.

В 2007 году тогдашний глава Росприроднадзора Сергей Сай уволил Владимира Назарова после выездной проверки — тогда выяснилось, что на территории парка незаконно разрабатываются нефтяные месторождения и песчаные карьеры. “Ъ” не смог связаться с бывшим директором: никто из опрошенных “Ъ” сотрудников «Самарской Луки» не знает, чем он сейчас занимается и где живет.

«Это государство в государстве»

В последние годы региональные чиновники не оставляют надежд построить в «Самарской Луке» горнолыжный курорт: на горе Отважной хотят оборудовать горнолыжные спуски, канатные дороги, открыть гостиницы и кафе. Сейчас готовят «дорожную карту» проекта и ищут инвесторов. Но по действующему законодательству построить в этом месте курорт невозможно: федеральный закон об ООПТ запрещает возведение спортивных капитальных объектов в национальных парках. Такой запрет появился лишь в 2018 году — через 12 лет после законопроекта, легализовавшего подобные стройки для сочинской Олимпиады.

Александр Губернаторов всегда высказывался против проекта курорта. Некоторые собеседники “Ъ” уверены, что именно этот проект стал главной причиной его увольнения.

«В силу недостатка понимания, невежества местные чиновники решили, что главная причина того, что они не могут построить горнолыжный курорт,— это директор нацпарка, который каждый раз говорил, что это незаконно,— объясняет Александр Федоров.— Поэтому они наконец добились его увольнения. Сразу после того как директора сняли, чуть ли не на следующий день, приехали сотрудники федерального Министерства природных ресурсов для осмотра места будущего курорта».

Уже девять месяцев бывший руководитель особо охраняемой природной территории большую часть времени проводит дома. Александр Губернаторов находится под подпиской о невыезде: в июле 2019 года следственное управление СКР по Самарской области возбудило уголовное дело о мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении руководства нацпарка. О самом деле известно мало — следственные действия еще продолжаются. Но по версии силовиков, с 2013 по 2017 год «неустановленные лица» из руководителей «Самарской Луки» и его общественного регионального фонда развития (президентом которого был также Александр Губернаторов) похитили у ПАО «Тольяттиазот» и АО «Тольяттисинтез» более 1 млн руб. Парк якобы просил компании выделить благотворительную помощь на развитие, но все работы в итоге проводились за счет собственных средств «Самарской Луки».

Например, в соответствии с договором на безвозмездную благотворительную помощь, заключенным между фондом и «Тольяттиазот» в 2015 году, выделенные компанией 700 тыс. рублей предназначались на реконструкцию и консервирование историко-культурного здания — заводо­управления Г.С.Ванюшина. Следствие считает, что подозреваемые потратили эти деньги на свои цели.

Само уголовное дело возбуждено после обращения в самарскую прокуратуру депутата Госдумы Александра Хинштейна, избранного от Самарской области. Бывший советник директора Росгвардии, председатель комитета Госдумы по информполитике уверен, что руководство парка виновато не только в «хищении миллионов».

Господин Хинштейн утверждает: руководители «Самарской Луки» не только не препятствуют браконьерству, но и сами по-прежнему помогают организовывать охотничьи туры.

«В 2018 году на замдиректора нацпарка Валерия Овчинникова завели дело по 285-й статье о злоупотреблении,— говорит он.— Сразу несколько инспекторов парка дали показания, что зам давал указания об организации охоты». Александр Хинштейн считает, что после назначения Александра Губернаторова директором «Самарской Луки» неформально всеми процессами внутри стала управлять одна из местных ОПГ. «Это так называемая батайкинская группировка из Жигулевска (город на территории нацпарка.— “Ъ”), находится на оперативном учете ГУ МВД России по Самарской области,— рассказывает он.— Нацпарк — очень интересный объект, а для ОПГ тем более. Это возможность контролировать денежные обороты, организацию отдыха и досуга. Сотрудники нацпарка были вынуждены либо соглашаться с новым положением вещей, либо увольняться». Вместо них работать в «Самарскую Луку» начали устраиваться представители группировки, рассказывает господин Хинштейн. По всей природоохранной территории стали появляться охотничьи вышки, прикормочные площадки и кордоны.

 

«Организую пару-тройку рейдов со спецназом»

В июле 2019 года, после того как конфликт вокруг «Самарской Луки» из-за уголовного дела вышел на федеральный уровень, Минприроды РФ инициировало проверку парка. Специалисты ведомства тогда обнаружили на природоохранной территории незаконное строительство, мусорную свалку в селе Рождествено и «нарушения в работе баз отдыха», рассказали в ведомстве “Ъ”.

Следов браконьерства, охотничьих вышек и других нарушений министерство не обнаружило. Но в августе Александра Губернаторова вызвали в Москву.

«Я пришел в кадры, мне сказали: вот, Александр Григорьевич, ознакомьтесь,— говорит он.— Согласно статье такой-то, контракт разрывается по инициативе работодателя, со стороны министерства никаких претензий нет. Но иди гуляй, все».

Скоро у «Самарской Луки» будет новый руководитель — Евгений Березкин. Раньше он возглавлял региональное управление Госнаркоконтроля.

На прежнем месте работы у меня в кабинете висело два портрета — ну кроме Путина, конечно. Верещагин и Высоцкий,— рассказывает он.— Я мзду не беру — мне за державу обидно».

Пока господин Березкин приступил к работе в парке в качестве замруководителя — кандидатуру директора должно одобрить полпредство. Перед началом беседы с корреспондентом “Ъ” он без слов показывает видеозапись с телефона. На ней — несколько людей в шлемах и жилетах на надувной лодке сплавляются через пороги по горной реке. «Это мое хобби: мы с компанией каждый год сплавляемся по разным рекам,— добавляет он во время показа.— Мы обошли весь Дальний Восток, Хабаровский край, Сибирь. В прошлом августе были на Полярном Урале».

— Почему вы согласились на должность руководителя национального парка, ведь ваша прежняя работа совсем из другого поля?

— Я же вам видео показал! — с удивлением отвечает Березкин.

В самом нацпарке он видит «простор для творчества».

Я заставлю инспекторов работать, как положено,— говорит Березкин.— Организую пару-тройку рейдов со спецназом, привлеку их как силовую поддержку — я отделением семь лет командовал. Если браконьеры будут знать, что на территории парка спецназ, навряд ли кто-то сюда сунется».

По его мнению, весомой преградой на пути желающих нарушить закон станет репутация бывшего начальника наркоконтроля: «Я знаю, что пытаются найти на меня выходы. Но это не так просто, потому что я имею в этой области определенную репутацию. Меня все бандиты знают с 1990-х. Они просто не рискнут».

Назначить полковника полиции управлять природоохранной территорией рекомендовал депутат Госдумы Александр Хинштейн: «Мы сидели с губернатором области и обсуждали, что делать,— рассказывает депутат.— Очевидно, что это должен быть человек, никак не связанный с нацпарком. Человек, имеющий какую-то профессиональную подготовку именно с точки зрения правоохраны, потому что по-другому там порядок не навести».

Материал приведен в сокращении полная версия статьи здесь

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА (Пока оценок нет)
Загрузка...

Возможно, Вас это заинтересует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *