Людмила Сенилова: «Из-за позиции тольяттинских чиновников проблема с кладбищем не решится еще долго»

Людмила Сенилова: «Из-за позиции тольяттинских чиновников проблема с кладбищем не решится еще долго»

12 июля состоится заседание кассационной инстанции арбитражного суда по земельному спору об участке под «Тольяттинским городским кладбищем» (ТГК) между АО «Нива» и администрацией г.о. Тольятти. От этого суда зависит, насколько затянется ограничение доступа на ТГК. На каком основании АО «Нива» (прежнее название ЗАО «Россия») требует у муниципалитета выкупить землю под кладбищем? Как получилось, что 15 лет на этой территории производились незаконные захоронения? Надолго ли затянется спор между сельхозпредприятием и городской администрацией, и когда родственники усопших получат полноценный доступ к могилам своих близких? На эти и другие вопросы отвечает руководитель ООО «ЮЦ «СТАН» Людмила Сенилова.

— На каком основании АО «Нива» требует от муниципалитета выкупить участок у муниципалитета за 85,7 млн. рублей?

— Еще в 2010 году арбитражный суд обязал мэрию Тольятти изъять из собственности ЗАО «Нива» земельный участок под «Тольяттинским городским кладбищем». Единственное, что не устроило в тот момент сельхозпредприятие – это предложенная мэрией стоимость выкупа земельного участка в 3 400 000 рублей. Мы потратили годы на то, чтобы заставить власти Тольятти определить в суде реальную выкупную стоимость этой земли. Гражданское законодательство определяет, что только муниципальные власти могут выходить в суд с подобными требованиями. Законодатель полагал, что муниципалитеты сначала приобретают земельные участки, а потом уже начинают их эксплуатацию. У нас же получилось по-другому.

— Но ведь, как известно из публикаций в СМИ, сельхозпредприятие добровольно передало участок под размещение кладбища…

— Вы ошибаетесь. Идея с созданием нового кладбища возникла примерно в 1995 году. Именно тогда мэрия Тольятти вместе с организацией, которая называлась, кажется, «Инвестпроект», занимались разработкой проекта кладбища. Это кладбище должно было состоять из двух очередей и располагаться на 100 гектарах земли. После того, как проект был готов, между мэрией Тольятти, ЗАО «Россия» и негосударственным учреждением «Тольяттинское городское кладбище» был заключен договор, согласно которому, сельхозпредприятие предоставляло земельный участок под проектирование кладбища сроком на 11 месяцев.  То есть это должна быть система договорных отношений: сначала земля предоставляется под проектирование, потом – под строительство и так далее.

Журналисты, рассказывая о предыстории нашего спора по поводу «ТГК», забывают о том, что   изначально мэрия города Тольятти принимала непосредственное участие в организации на этих землях кладбища. Она финансировала проектные работы по этому кладбищу, и о том, что эта земля принадлежит ЗАО «Россия», она тоже знала. Но инвестиционный договор по созданию места захоронения был заключен в 2001 году только между НУ «ТГК» и мэрией Тольятти. В 2003 году мэрия издала распоряжение, разрешающее НУ «ТГК» осуществлять захоронения на участке ЗАО «Россия». Мэрии говорить о том, что она не имеет к этому отношения, нельзя, поскольку она издавала распорядительные документы, регламентировала деятельность этого «Тольяттинского городского кладбища». Именно поэтому еще в 2010 году судебным решением установлено, что бездействие мэрии Тольятти по приведению ситуации в правовой поле, незаконно, а земельный участок не может быть возвращен собственнику, поскольку   захоронения  не подлежат переносу.

С 2014 по 2018 год мы судились, устанавливая выкупную стоимость земельного участка.

— Но все-таки кладбище в итоге закрыла именно прокуратура. На каком этапе она подключилась к этой истории?

— В 2014 году прокуратура обратилась в суд с требованием о прекращении незаконных захоронений на «Тольяттинском городском кладбище», так как кладбища могут располагаться только на муниципальных или государственных, а не частных землях. И в этом же году суд вынес решение о запрете захоронений. Однако «ТГК» продолжало производить захоронения. Насколько мне известно, всего на этом кладбище было произведено около 27 тысяч захоронений.

— Горадминистрация Тольятти добивалась от вас рассрочки по платежам за этот участок, и вы отказали ей в этом. Тольяттинский глава Анташев говорит, что бюджет не может принять столь жесткие условия…

— Относительно этого я могу сказать, что 24 мая городская дума внесла изменения в бюджет и с учетом тех сведений, которые предоставлены в арбитражный суд, по 2018 году  в бюджете Тольятти имеется профицит. И эти средства для бюджета посильны. Требования о рассрочке мы расцениваем, как затягивание процесса. Горадминистрация и раньше вела себя подобным образом, в том числе неоднократно отказываясь от своего иска. Поэтому суд в своих последних определениях говорил о злоупотреблении правом со стороны местного органа самоуправления. Зная социальную подоплеку этой ситуации, администрация Тольятти не предпринимала никаких действий, направленных на ее разрешение…

12 июля состоится заседание кассационной инстанции по нашему с горадминистрацией спору. Если суд решит отправить дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, то с учетом порядка рассмотрения дел в наших судах процесс выкупа затянется еще на год. Но в течение этого года захоронения на «Тольяттинском городском кладбище» будут по-прежнему запрещены. Проблема захоронений на «ТГК» будет решена только тогда, когда земельный участок будет собственностью муниципалитета.

Учитывая тот факт, что деньги в бюджете есть, что мешает горадминистрации исполнить судебный акт, выкупить землю, а потом судиться дальше? Уже сейчас решить вопрос по существу и сделать это кладбище легитимным.

На самом деле захоронения на «ТГК» продолжаются. Они не носят такой массовый характер, но ООО «ТГК» заключило 10 тысяч договоров под родственные захоронения… Похоронным процессиям никто не препятствует по одной простой причине: человеческое горе, погост, есть воля усопшего, который хотел бы быть похороненным рядом со своими родственниками…

С человеческой точки зрения мне эта ситуация понятна, но как юрист я действия администрации не понимаю. Я сейчас, после почти десяти лет судебных разбирательств, начинаю получать от администрации странные письма с предложением передать земельный участок в муниципальную собственность безвозмездно. Параллельно они нам прислали и другое письмо, что параллельно с этим участком они хотели бы у нас купить по кадастровой стоимости еще 62 гектара. Я так понимаю, под новые захоронения. То есть, не решив вопрос по одному месту захоронения, они пытаются вести переговоры о каком-то расширении.

— В новом генеральном плане предусмотрено место под новое городское кладбище, и оно находится на вашей земле…

— Это совсем в другом месте по Хрящевскому шоссе, не доезжая поселка Березовка, в границах города. Мы не против вести переговоры по новому участку под размещение городского кладбища. Но нужно сначала сформировать участок, подготовить проект… И потом все эти пресс-релизы, которые не имеют никакого отношения к реальности. Как можно говорить о том, что отсутствует решение об изъятии земельного участка, если в отношении этого земельного участка есть исполнительное производство?

— И все же по поводу переговоров о выкупе нового участка под городское кладбище. Понятно, что для Тольятти этот вопрос очень актуален: имеющегося участка на четвертой очереди «тоазовского» кладбища хватит ненадолго. Вместе с тем, глава тольяттинской горадминистрации Сергей Анташев заявляет, что переговоры с ЗАО «Нива» проходят очень сложно, и город вынужден рассматривать альтернативные варианты с размещением городского некрополя в Ставропольском районе. Может быть, вы выдвигаете чрезмерно жесткие условия в переговорах с муниципалитетом?

— Если бы проблема с захоронениями возникла вчера, а сегодня мы бы поставили город перед выбором: это была бы одна история. Но когда незаконные захоронения длятся 15 лет, 10 лет идут судебные процессы, и город фактически отсекает эту ситуацию и не хочет ее никоим образом рассматривать… В феврале этого года, когда уже было решение первой инстанции, мы вели переговоры. И мы тогда сделали предложение городу о заключении мирового соглашения, согласно которому участок ТГК передавался муниципалитету за 50 млн. рублей.

— Вы добровольно снижали цену на 35 млн. рублей?

— Да, мы отказывались от 35 млн. рублей для того, чтобы расчеты произошли как можно быстрее. Перед началом посевной кампании сельхозпредприятие нуждалось в деньгах. Два месяца мы вели переговоры по этому поводу и ни к чему не пришли.

  • 25
  • 10
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА (Пока оценок нет)
Загрузка...

Возможно, Вас это заинтересует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *