Почему не решается проблема «Фосфора»

Почему не решается проблема «Фосфора»

Пожар на бывшем заводе «Фосфор» 17-18 июля стал крупнейшим за последние несколько лет. Горел желтый фосфор, на площади 250 квадратных метров целых 12 часов. Белый едкий дым, благодаря северному ветру опустился на весь Центральный район

Для справки желтый фосфор, сильно ядовитое (ПДК в атмосферном воздухе 0,0005 мг/м³), огнеопасное кристаллическое вещество от светло-жёлтого до тёмно-бурого цвета. В воде не растворяется, на воздухе легко окисляется и самовоспламеняется. Горит ослепительным ярко-зёленым пламенем с выделением густого белого дыма — мелких частичек декаоксида тетрафосфора P4O10.

Тольяттинцев горением фосфора не напугать. Завод стоит с 2003 года и все это время несколько тонн этого ядовитого химиката время от времени воспламеняются. Продукты горения – оксиды фосфора не смертельны, но ничего полезного здоровью человека, понятное дело, не несут: раздражают слизистую, могут вызвать опасные реакции у аллергиков и астматиков.

Городские власти не в силах как-то уберечь горожан от этой гадости, и могут только призывать их поберечься и поменьше дышать. И такое продолжается уже 17 лет. С этой поры сменились три мэра и три губернатора, но решение серьезнейшей экологической проблемы города не продвинулось ни на шаг.

Что нужно делать? Нужно каким-то образом утилизировать, то есть переработать все химические вещества, находящиеся на территории бывшего химзавода во что-то другое, менее опасное для окружающей среды. Способы есть, но нет проекта. А без проекта нет и денег. Сумма необходимая для решения проблемы исчисляется миллиардами, а такую сумму можно получить только из федерального бюджета.

Дело это сложное, но вполне реальное. Что показал пример чапаевского «СХВЗ» — такой же химической бомбы замедленного действия, что и «Фосфор». В прошлом году рекультивацию заваленного боевыми отравляющими веществами территорию чапаевского предприятия включили в нацпроект «Экология», а в этом году проект должен получить первые транши из федерального бюджета.

Но в получении федеральных средств для «Фосфора» есть одно существенное препятствие. Опасные химические вещества, среди которых не только желтый фосфор, присутствуют на значительной части всей территории бывшего «Фосфора», но эта территория как лоскутное одеяло поделена между десятками разных предприятий и организаций. Для того чтобы составить даже не проект, а хотя бы технико-экономическое обоснование к проекту нужно понять, что именно из вредных веществ и где сейчас находится. То есть для работы проектантов им нужен постоянный и безусловный доступ на все объекты, расположенные на «Фосфоре». Полный контроль над территорией всего предприятия. А как его достичь, если у этой площадки больше 50-ти собственников?

В прошлом году в решении этой проблемы наметились сдвиги: на территории «Фосфора» введен режим повышенной готовности. Это последняя стадия перед введением режима ЧС, и она дает чрезвычайные полномочия сотрудникам профильного ведомства. Формальная причина – постоянные самовозгорания желтого фосфора, но на самом деле режим введен именно для того, чтобы обеспечить работу проектантов. Идея принадлежит, по слухам, губернатору Самарской области Дмитрию Азарову, который в прошлом занимал должность природоохранного министра в региональном правительстве, хорошо знает проблему «Фосфора», и знаком с вариантами ее решения.

Уже вскоре был определен исполнитель, который должен составить технико-экономическое обоснование к проекту – Самарский государственный технический университет. В режиме повышенной готовности специалисты университета вместе с сотрудниками МЧС могли в любой момент без уведомления войти на любой участок бывшего химзавода и выполнить необходимые им работы.

Но почти сразу этот ловкий план начал давать осечки. Уже в ноябре прошлого года группа «Эковоз» через Росреестр смогла выделить участок своей мусоросортировки на общей площади бывшего химзавода. И теперь режим повышенной готовности на этот участок не распространяется, и соответственно ни сотрудники МЧС, ни проектанты не имеют права войти на территорию эковозовского предприятия.

Почему «Эковоз» решил обособиться и создать таким образом помехи в осуществлении плана Азарова по решению проблемы «Фосфора», непонятно. Может быть, это как-то связано со странными сделками группы Дениса Волкова по покупке огромных объемов пластиковой тары. Которые, не исключено, он производит фактически сам с собой.

А тем временем, ситуация развивается. В последующие полгода еще несколько участков на территории «Фосфора» обособились от всех. И теперь территория, на которой могут работать проектанты, напоминает на кадастровой карте кусок хорошего голландского сыра: он весь в дырах, обособившихся от режима повышенной готовности предприятий. Посмотрим, как чиновники и подрядчики выйдут из этого положения. По контракту технико-экономическое обоснование должно быть готово уже к концу этого года. Затем можно выбивать из вышестоящих бюджетов деньги на проектирование.

 

  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА (Пока оценок нет)
Загрузка...

Возможно, Вас это заинтересует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *